dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Периодика Интервью с социологом Арсением Арбатовым

Интервью с социологом Арсением Арбатовым

Что представляет собой сегодняшняя Украина с религиозно-конфессиональной точки зрения? В чём её особенность?

Особенность Украины по сравнению с Россией, Белоруссией, Молдовой, многими другими европейскими странами в христианской, что ещё точнее, православной многоконфессиональности . В Украине много христианских и прежде всего, Православных церковных организаций.

УПЦ Московского Патриархата, УПЦ Киевского Патриархата, УАПЦ, Украинская греко-католическая Церковь, которая может рассматриваться как разновидность Православия в рамках компромисса с Католицизмом. Помимо них есть ряд более мелких церковных организации, а также множество сект, ставших важнейшим фактором духовной жизни Украины.

Ред.: Каков реальный статус и состав УПЦ Московского Патриархата на фоне других основных конфессий?

А.: Доминирующей конфессией является УПЦ Московского Патриархата. Её состав по количеству приходов примерно в 2 раза шире УГКЦ, УПЦ КП, УАПЦ, и остальных религиозных организаций, вместе взятых. Доля УПЦ МП в общем числе православных приходов Украины варьируется от 70% (по данным Госкомрелигий) до 85% по оптимистичным оценкам самих её представителей. Однако эта статистика может несколько дезориентировать, напустить «розовый туман».

Приведу другие официальные данные из одной статьи, вот справка. По докладу бывшего тогда главы Государственного комитета по делам национальностей. «По состоянию на 1 января 2010 года в Украине насчитывалось 35184 религиозные организации, в частности: УПЦ — 12082 , УПЦ КП — 4415, УАПЦ — 1234. УГКЦ насчитывает 3765 религиозных организаций, Римско-Католическая церковь — 1079. Протестантские церкви насчитывают почти 8500 религиозных организаций, в частности: баптисты — 2725, пятидесятники — 1692, адвентисты седьмого дня — 1069». Обратите внимание а большой удельный вес протестантских сект, 25%, нужно называть вещи своими именами.

Ред.: Как мы видим УПЦ МП, согласно ним, лишь треть приходов, 12 тыс. от 35 тыс.?

А.: Помните, ставя под сомнение влияние Ватикана, Сталин насмешливо спросил у Черчилля, «А сколько у Папы дивизий?». Так вот, сегодня дивизии при сравнении мощи конфессий в официальной статистики заменяют приходы. Но приходы показывают далеко не всё. Дивизии у Православной Церкви – это на самом деле монастыри. И с ними у МП всё хорошо. И религиозные организации – это не совсем приходы. Многие приходы у оппонентов УПЦ МП липовые, для статистики, особенно у Киевского патриархата.

Но так или иначе, УПЦ МП не обладает однозначным доминированием, и рассматривается как лишь одна их Церквей. Внутри УПЦ МП неоднородна: часть прихожан рассматривает е как часть РПЦ, другая – как национальную Церковь украинского народа, отдельного от русского, то есть, по сути, как поместную Церковь , но с немного ограниченным статусом. Иначе говоря, в рамках умеренного национализма.

Ред.: Кто следующий по влиянию?

А.: Я бы поставил на второе место греко-католиков. УГКЦ считается на Украине национальной Церковью западных украинцев-галичан, а также части русинов. Однако однозначного преобладания католицизма в Галичине нет: УГКЦ примерно 3 тыс . приходов из тыс., а 2 тыс. составляют православные, в основном КП и УАПЦ, но есть и МП. Это в пользу мнения, принципиальных цивилизационных и конфессиональных отличий Галичины от остального восточного славянства нет. Галичина, в принципе, православная, но со своей этноконфессиональной спецфикой. Униаты составляют 3-4 миллиона населения государства, около 8-10%. Римо-католиков, в Украине, кстати, тоже довольно-таки много – 800 тыс. человек.

По Украине в целом униаты ненамного отстают от филаретовцев по статистике приходов, но в действительности опережают их. УГКЦ – реальная Церковь, в отличие от Киевского патриархата.

УГКЦ можно рассматривать как своеобразную местную региональную смесь православия и католичества под контролем Рима, с большим тяготением к православию. В последнее время и российской исторической литературе пересматривается отношение к униатам, как к однозначному врагу всего русского. В правящих классах принадлежность к униантсву, а не к римо-католичеству было признаком выраженной западнорусской идентичности. Это была своего рода компромиссная форма существования, предоставленная православным в условиях господства католиков в Речи Посполитой и в Австро-Венгрии. По-моему, что-то было у Вас, у Центра Украинистики на эту тему?

Как только Уния заканчивала выполнять свою амбивалентную роль кнута и пряника, она ликвидировалась в православных государствах.

Однако в Галичине она возродилась в начале 90-х прошлого века как религия галичан на базе трёх разгромленных епархий РПЦ, ранее униантских. Галичане захотели быть униатами, в то время, как другие православные народы закрыли унию с Римом, как нелицеприятную страницу своей истории

Ред: Почему так случилось?

А.: Вы же знаете, что галичанам остальные – не указ. Они мнят себя центром украинской нации, если говорить реально, то западноукраинской, той части Украины, которая не использует русский язык. Здесь они гегемоны. Поэтому считают, что являются самыми западными, и самыми отличными от остальных. Если серьёзно, то в начале 90-х вопрос решил радикально-националистический авангард. То есть, уния воспринимается не как компромисс, уступка завоевателям и Ватикану, а как преимущество. То есть прежнее унижение, когда уния силой навязывалась галичанам, сегодня стало предметом гордости. Уния в Галичине, действительно, навязывалась силой. Это, кстати, психология западного украинца. Недаром, оттуда писатель Леопольд Захер-Мазох, мировой классик мазохизма. Амбивалентность, один из признаков, который нередко западные интеллектуалы приписывают также русским.

Ред.: А сколько среди русинов униатов?

А.: Среди русинов Закарпатья униаты не доминируют, кажется, 300 приходов. Здесь преобладает УПЦ МП c 574 приходами. Кроме того, Киевский патриархат ещё 130. К тому же они не подчиняются львовскому митрополиту УГКЦ, то есть уния не является институтом украинства галицийского типа, а относится к Русинской Греко-Католической Церкви. Униатам не удалось в той степени разгромить Православие, как в Галичине, из-за напряжённого отношения к украинству, особенно, галицкого типа, и к их кумирам, в том числе и религиозным. Закарпатье довольно пёстрое. Зато русины Словакии, Венгрии все греко-католики. Это их национальная религия. Как видим, вопрос с унией тоже непростой. Но русины её скорее отвергли.

А.:Продолжу далее. Вместе с тем, греко-католики активно продвигаются на восток, открывают резиденцию Предстоятеля и храмы в Киеве, собираются в Севастополе. Всё это можно рассматривать как активный прозелитизм Ватикана на нашей канонической территории. Кроме УГКЦ в Украине действует и Римско-католическая Церковь. Престол св. Петра предпочитает наращивать своё влияние исподволь, не обостряя ситуацию с РПЦ, видимо, чтобы не выставить её главной конфессией, противостоящей ей на Украине. УГКЦ имеет очень хорошую образовательную и миссионерскую базу, молодёжную политику, большой плюс в её связи с глобальным католическим миром. Это делает её притягательной для молодых украинцев и за пределами Галиции. Задача Рима перевести под своё доминирование весь Запад Украины, особенно после неизбежной ликвидации Киевского патриархата, и прочно закрепиться в Центре. Католицизм сегодня не является главным соперником РПЦ на Украине, как это казалось в конце 80-хх-начале 90-хх во время захвата (фактически возврата) храмов и приходов Галичины и Закарпатья. Однако в исторической перспективе соперничество никто не отменял.

УПЦ КП представляет собой организацию радикально националистически настроенных украинцев, за вычетом основной массы галичан. Это политико-финансовая группировка, никем не признанная Церковью, за исключением государства Украина, которая, однако, могла создать под себя базу из приходов и прихожан, в основном, на Западе, и частично в Центре Украины. На юго-востоке КП – эфемерная величина, постепенно сдающая позиции. Я бы поставил её влияние на 3 место после католицизма, учитывая мифические данные КП о числящихся за ней приходах и пастве. Соответственно, деятельность КП я бы поставил на 3 место в списке угроз РПЦ на Украине.

УАПЦ маргинальная структура с националистически уклоном, претендующая на каноническое преемство через зарубежную организацию. Она, однако выделяется из других более мелких группировок реальными приходами в Галичине и наличием крупных храмов. В 1989-1991 гг. УАПЦ сыграло огромную роль в разгроме РПЦ в Галичине ещё в составе СССР, провозгласив автокефалию, однако не она стала основных бенефициарием разгрома епархий РПЦ, а католики и Киевский патриархат. В этом есть тонкость – католики отрицают свою вину перед РПЦ за разгром западноукраинских епархий, по-иезуитски сваливая вину на самих православных. На это вообще строится стратегия экспансии католицизма в Украине.

Есть ещё ряд маленьких самозванческих (самосвятских) групп, претендующих на роль общерукраинских «церквей». (Секты и нетрадиционные для Украины конфессии мы не рассматриваем).

Таким образом, мы видим, что УПЦ МП – это единственная из основных конфессий, которая неоднородна, и разные её части понимают под ней разные церковные организации, например, в Севастополе, где это скорее часть РПЦ, и на Черкасщине, где это в сознании поместная церковь, хотя и связанная с РПЦ.

Каковы позиции Русской Православной Церкви на Украине?

Для многих читателей, следящих за ситуацией на Украине, не будет, я думаю, открытием, что Русская Православная Церковь на Украине фактически отсутствует. Де факто УПЦ МП является отдельной церковной организацией, не зависимой в мирских делах от РПЦ. РПЦ, конечно, есть, но опосредованно, - в лице части УПЦ МП, склонной к единству с Русской Церковью. Но эта опосредованная неясность - двусмысленное, мягко говоря, положение на правах падчерицы.

Важно, что РПЦ также выдавлена из смыслового контекста Украины. УПЦ рассматривается как национальная Церковь, обладающая каноническим преемством, в отличие от УПЦ КП. Национальная, но не русская. Понятие РПЦ не применяется к украинскому народу. Как СМИ, так и церковные и светские деятели избегают вообще упоминать понятие «Русская Православная Церковь», заменяя её термином «Московский Патриархат». Слово «Русская» в сочетании со словом «Церковь» табуирована, как и многие другие позитивные сочетания этнонима «русский». Подробнее об этом лучше поговорить в разделе о судьбе концепта «Русский мир». Большинство прихожан УПЦ МП не относят себя к РПЦ.

Невоцерковлённая масса граждан просто не знает, то такое УПЦ МП, и по ошибке относит приходы канонической Церкви и себя к Киевскому Патриархату, считая, что на Украине есть или обязательно должен быть свой «Патриархат». Как правило, это люди, далёкие от Церкви, но относящие себя к верующим. Как показывают социологические опросы, они считают, что их Церковь возглавляет Владимир (Сабодан), но не относят себя к Московскому Патриархату. Поэтому исследования часто показывают завышенную долю верующих сторонников Киевского патриархата, особенно, если они проводятся по ограниченным выборкам, в которые попадает мало воцерковлённых.

Ред: Всё это символично, не правда ли?

А.: Да, всё это характеризует процессы автокефализации, о которых мы будем говорить дальше.

Ред.: Как возникло такое положение?

А.: Русская Православная Церковь добровольно предоставила украинским епархиям широкую автономию с отдельным названием, дабы лишить украинских националистов аргументов в пользу полного разрыва с РПЦ и создания поместной Церкви. Решения принял Архиерейский Собор РПЦ в Москве, по просьбе епископата украинского экзархата во главе с тем же митрополитом Филаретом (Денисенко). Это произошло вскоре после избрания Патриарха, на котором амбиции Филарета стать Патриархом Всея Руси оказались нереализованными, и он, видимо, тайно взял линию на раскол, который он и организовал в октябре 1991 года после распада СССР. При этом расчёт, видимо, был на то, что реальное единство сохранится, будет только внешняя форма самостоятельности. Однако это было сделано под давлением обстоятельств и фактически попустительствовало врагам Русской Церкви на Украине. Денисенко заманил руководство РПЦ в ловушку. Те, кто не переносил РПЦ, те сразу и откололись, их ничто не остановило. Так что уступки создали двусмысленность. Какое-то время ситуация была заморожена, но потом общее состояние Украины стало влиять на Церковь, вернее, на её менее устойчивую часть. И сегодня мы видим, что РПЦ оказалась в ситуации лишней родственницы из России, которая приезжает на Украину (в лице своего Предстоятеля), и что-то там хочет от местных, щирых, очень набожных православных, усевшихся за вкусно обставленный стол с горкой вареников, – ни то якобы доходов, как пишет местная жёлто-оранжевая пресса, ни то «Русского мира».

Ред.: Что можно было бы делать в тех условиях?

А.: Это антиисторично, говорить «как бы», «если бы», - но можно было проявить принципиальность и статус самоуправляющейся Церкви украинским епархиям не предоставлять. Пусть откалывается тот, кто хочет. Церковь очень консервативный институт и в ней к отказу в таком новшестве отнеслись бы с пониманием. Ведь не предоставили же это статус епархиям в Белоруссии, Молдове, там экзархаты. Политическая ситуация там была примерно такая же, как в Украине, русофоб Шушкевич, фашист Мирча Снегур. Ведь и Крым можно не отдавать Украине, а уже и Севастополь и подавно.

Ред.: Не забывайте, что в России было правительство Ельцина-Гайдара! Никакой Крым они отстаивать не собирались, да и Церковь тоже.

А.: Церковь всё-таки не Гайдар и не Ельцин, Алексий II – не Гайдар. В Церкви это реально. В Церкви вообще многое реально из того, что в обычной жизни кажется чудом. Я даже практически уверен, что статус УПЦ рано или поздно вернётся к Экзархату в Русской Православной Церкви. Только возможно это не вся УПЦ и не вся Украина. На всё Воля Божья.

Ред.: Каков политический настрой, геополитическая и этнокультурная ориентация прихожан УПЦ Московского Патриархата сегодня?

А.: УПЦ МП совмещает в себе прихожан различных, иногда полярных точек зрения на развитие Украины, разной национальной ориентации. В этом смысле она соответствует идее общегосударственной Церкви. Приставка «Московского Патриархата» не значит, что к ней относятся одни «москвофилы», ориентирующиеся на Россию. В УПЦ МП присутствуют как люди, которых по их взглядам следует назвать умеренными украинскими националистами, так и те, кто может с научной точки зрения считаться националистами русскими. Таковыми можно с научной точки зрения считать сторонников общерусской восточнославянской идеи, которая тесно связана с идеей Русской Православной Церкви как Церкви всех восточных славян (но по ряду причин их русскими националистами не принято называть, как и они сами себя к ним не относят). Подчёркиваю – речь идёт о крупных группах обычных прихожан и клириков, просто невоцерковлённых граждан, а не об отдельных личностях и группках, среди которых есть и радикалы. Первый вариант характерен для УПЦ МП Центральной Украины, второй – для Юго-востока. Но между ними есть масса просто лояльных и безразличных граждан, поддерживающих и ту, и другую стороны.

Как бы Вы определили основные темы Православия на Украине?

Если Вы спросите, какая тема является ключевой для Православия на Украине, можно дать только один ответ – автокефалия. Украинское государство – это Левиафан, который уже 20 с лишним лет стремится поглотить УПЦ МП, превратив её в инструмент националистической идеологии. Попытки предпринимаются постоянно. Такова лейтмотив книги пресс-секретаря митрополита Владимира Василия Анисимова. 1 Церковная организация уходит под него.

Второй, не менее важный вопрос, – религиозный индифферентизм массы граждан, считающих себя православными; отсутствие духовных интересов; с другой стороны, неготовность многих священников к работе с ними, преобладание материальных и стяжательских практик.

Третья группа проблем - распространения сект, суеверий и ведьмовства, бытовой магии, чуждых иноземных культов. Это проблемы, с которыми сталкивается христианство во всех странах, в том числе и в России. Но Украина оказалась страной, открытой для ловцов душ из других стран.

Но каким-то образом тема религиозного индифферентизма, стяжательства и суеверий связана с автокефалией, стремлением «национализировать» Церковь, сузить до уровня обывательского пространства незалежного украинского мещанства, избавиться от связи с РПЦ как ненужного элемента . Всё это глубоко противно духу истинного Православия, Русской Православной Церкви, её лучших украинских представителей.

Дорогами автокефалии и раскола: стратегия сторонников и контрстратегия Московской Патриархии

Ред.: В чём именно состоит процесс автокефализации Православия на Украине, о котором Вы уже несколько раз упомянули?

А. Процесс автокефализации – это поэтапное создание Украинской поместной Церкви, полностью отдельной от Русской Православной Церкви. Он имеет несколько составляющих. Первое и главное - это расширение административной автономии УПЦ МП до полного самоуправления и номинального согласования своих действий с РПЦ, формального участия в её органах. Это уже прозошло вчера или позавчера. Все вопросы о жизни УПЦ МП принимаются внутри неё, её Соборами и Синодом. Все архиереи назначаются внутри УПЦ. Дискуссионен только вопрос о необходимости утверждения некоторых наиболее важных решений УПЦ со стороны органов РПЦ, и возможности их отмены в случае несогласия. Но, по сути, в этом нет необходимости с точки зрения внутренней жизни в другом государстве. Ну выскажет РПЦ своё несогласие? Ну и что? Большую роль играет сложившаяся практика, и она не в пользу РПЦ. Украинские иерархи принимают участие с Соборах РПЦ, избрании Патриарха, но всё это внешние дела.

Единственная сфера управления, где УПЦ МП пока зависит от РПЦ, это внешние связи и внешнее признание. УПЦ пока никто в мире, как православном, так и более широком, никто не признавал отдельной поместной Церковью. Но пока вопрос так никто и не ставил. Постановка этой последней точки отложена до неопределённого времени, пока ситуация не созреет. Ключевой момент, конечно, добровольное согласие РПЦ на автокефалию УПЦ, которое может наступить под давлением неизбежных обстоятельств подобно тому, как с согласия РПЦ наступило преобразование украинского экзархата в самоуправляющуюся Украинскую Православную Церковь в начале 90-х.

Второй по очереди в политическом плане, но с внутрицерковной точки – это каноническое преемство, то есть передача Церковного предания и Благодати от вышестоящей церковной инстанции, которым может выступать Патриарх: Московский или Константинопольский (или другие). Каноническое преемство придаёт священную силу обрядам церковной организации. На службах УПЦ МП молятся за здравие Патриарха Московского и Всея Руси.

От этого вопроса зависит внешнее признание УПЦ МП и её статус в мире. В период президентства Ющенко была попытка решить это вопрос путём «передачи» УПЦ МП как наследника Киевской митрополии в Константинопольский патриархат, в котором митрополия пребывала до 1686 года. Однако без согласия Московского Патриархата это было бы незаконно с точки зрения церковного права. По этой причине и ряду других внутри- и внешнеполитических обстоятельств данная операция не удалась.

Третий аспект автокефализации – перевод деятельности УПЦ на украинский язык, как государственный. Пока этот процесс в самом начале, и касается вывесок и объявлений на храмах, официальных сайтов, изданий, телеканала «Глас» и тому подобного. Пока этот процесс в самом начале.

Четвёртый аспект настроения и мнения прихожан, клира, общества в целом. Здесь ситуация давно созрела, поскольку в Украине засилье националистической мономании в СМИ, общественной жизни, и в том , что касается религиозных вопросов.

Пятый аспект – наличие альтернативных националистический церковных организаций, уже провозгласивших автокефалию, и пытающиеся активно влиять на УПЦ МП извне. Правда, у лидеров УПЦ КП, УАПЦ, нет авторитета среди верующих, но соответствующую своим взглядам атмосферу в обществе они создают, особенно вокруг проблемы «преодоления раскола» путём объединения их с канонической Церковью. Здесь их точка зрения получает какой-то вес.

Шестой аспект - позиция украинского государства, которое, как и любое другое государство, пытается подчинить себе Церковь. А основная идея украинского государства – это незалежность. Как ни менялась позиция украинского государства при разных режимах, от попытки уничтожить УПЦ МП Кравчуком, и попытки Ющенко перевести УПЦ в Константинопольский Патриархат и слить её с филаретовцами, до умеренной поддержки со стороны Кучмы и Януковича, наблюдается преемственность.

Ред.: В чём Вы видите преемственность украинского государства?

А.: Прежде всего - сделать Церковь идеологической опорой, подставить под контроль иерархов и аппарат управления в качестве инструмента государственного строительства . Далее – делать ставку сразу на несколько церковных организаций, иначе говоря, активно использовать раскольников и самозванцев из КП в своих целях, тем самым оказывая давление на УПЦ МП. Церковь также используется как инструмент политики по отношению к России, для поддержания и налаживания связей с российским руководством, демонстрации дружественности к России для своих избирателей. Эту карту разыгрывал даже Ющенко.

Практически все украинские президенты чужды Православию. Исключение, пожалуй, Янукович, которого тоже вряд ли можно считать глубоко верующим. Кравчук – куратор атеистической работы всей Украине, при нём закрыто 890 храмов. Кучма – технарь, далёкий от этих вопросов. Жена Ющенко Е. Чумаченко – неоязыческой фашистской секты украинстующих в США. Сам Ющенко – покровитель Филарета.

Простой пример, куратор автокефализации при Ющенко Богуцкий, и ныне ответственный за религиозную политику при Януковиче. Политика другая, другие методы, но преемственность и в содержании, и в кадрах.

Ред.: Но ведь и Россия использует Церковь как инструмент политики в отношении Украины, не так ли? Разве миссия Патриарха Кирилла не свидетельствует об этом?

Патриарх в поездках на Украину прежде всего занимается внутрицерковными делами, борется за единство РПЦ, и крайне негативных последствий автокефализации УПЦ, о которых будет сказано отдельно. «Руки государства», «руки Кремля», других особых мотивов я здесь не вижу, как бы ни хотелось. В отличие от многих украинских комментаторов. Есть, конечно, поддержка. Украинская миссия Святейшего очень важна для Российского государства. Но я бы сказал и для украинского государства тоже. Он как бы легитимирует его. Это понимают и Ющенко и Янукович. А предотвращение раскола УПЦ МП – это также и предотвращение раскола Украины.

Ред.: Какова новизна нынешней ситуации в УПЦ МП по сравнению , скажем с периодом 1,5 –годовалой давности? Что изменилось в позиции государства?

А.: По сравнению с поздним периодом Ющенко? Или ранним Януковичем?

Ред.: Периодом после первого визита Патриарха Кирилла в середине 2009 года.

А.: Давайте сперва зафиксируем то, что произошло тогда ранее в 2009-2010 гг. Откат от попыток провозглашения автокефалии оранжевым режимом в 2005-2007 гг., которые кощунственно увязывались , в частности, с празднованием 1010-летия Крещения Руси. Именно тогда, под влияием Ющенко сложилось автокефалисткое лобби вокруг руководства УПЦ МП.

Проблему удалось на длительный период снять волевым и харизматическим вмешательством Патриарха Кирилла. Но фактически ещё ранее она провалилась из-за активной позиции православных Украины, протестовавших против автокефалии, слабости, непопулярности оранжевых, соглашения Ющенко-Янукович о передаче власти, позиции Москвы, и ряда других подобных факторов. Патриарх Кирилл фактически вошёл в эту ситуацию, вместе с восшествием на патриарший престол, и развил её «под себя».

УПЦ МП оказалась не готова к автокефалии, как, например, Украина к вступлению в НАТО. В 2009-2010 годах происходил общий откат «оранжевой волны», жестокое разочарование во всех политиках этого периода. Патриарха на их фоне слушали как мессию. Народ Украины нуждался в таких ораторах, стоящих над политиканством.

Виктор Янукович прохладно относился к Филарету, в околоцерковных кругах стал обсуждаться вопрос о ликвидации Киевского патриархата. Киевский патриархат – по большому счёту никому ненужная структура, отстрелянная обойма. Ещё ранее, в сентябре 2009 года, автокефалисткое лобби пыталось втянуть УПЦ П в диалог с Киевским патриархатом, тем самым, реабилитуруя его в глазах общественности как партнёра о переговорам о преодолении раскола. (Но какие могут быть переговоры с анафемствовавнным лжепатрирархом и его свитой?)

Московская патриархия попыталась поставить под контроль автокфалистское лобби в руководстве УПЦ МП, точнее, в окружении Блаженнейшего. Главу ОВЦС О. Кирилла (Говоруна) даже перевели на должность в Россию. Но разгромить его не удалось, было достигнуто лишь временное подчинение линии Москвы, установлен пристальный информационный контроль через идейно дружественных людей типа Анисимова. Насколько временное, это видно уже летом 2011-го, когда автокефалисты предприняли очередной демарш, созвав в кратчайшие сроки Собор, почувствовав явные изменения в политике Януковича на российском направлении, а, вероятно, и прямую поддержку со стороны власти. Решить проблему смены политики внутри УПЦ МП административными методами из Москвы нельзя, это уже давно в прошлом. Нужно делать ставку на своих идейных и глубоко верующих клириков.

В знак протеста против использования медиаресурсов УПЦ МП для пропаганды автокефалии, донецкий олигарх В.Л. Нусенкис прекратил их финансирование и открыто заявил об этом на Соборе, выразив позиции антиавтокефалистов. Впрочем, о том вливают в души верующих эти каналы на его средства, Нусенкису намекали уже давно, года два.

МП практически «прозевала» ситуацию с принятием решений Собором УПЦ, которые были проведены как по команде в сжатые сроки. И показала, то ситуацию не контролирует. Частично удалось что-то отыграть. Снова возобновились более частые поездки Патриарха Кирилла по украинским епархиям: Крещение Руси в Киеве, Луганск, Буковина. И вот, наконец, тяжёлая травма и болезнь Блаженнейшего, вопрос о его преемстве.

Ред.: Какие решения приняты Собором?

А.: Обратите внимание: Собор проводился впервые (!) за 19 лет после исторического Харьковского Собора, сместившего Филарета с поста Киевского митрополита. Причём поспешно. Смысл в создании максимальной правовой независимости от Московского Патриархата. Эта старая линия административно-правовой автокефализации.

Ред.: Что представляет собой автокефалистское лобби в УПЦ МП?

А. : Это управленческий и медийный аппарат вокруг Киевского митрополита плюс дружественные митрополиты и епископы. Епископ Александр (Драбинко). Пресс-секретарь предстоятеля УПЦ (МП) протоиерей Георгий (Коваленко)

Это достаточно молодые, амбициозные люди, воспитанные в традициях новой Украины, прошедшие зарубежные стажировки, склонные к сотрудничеству со светскими властями ради влияния и финансов. Некоторые из них учились и в России. По своей психологии это обновленцы с националистически уклоном. Проблема в том, что почти все этажи иерархии УПЦ МП расколоты на украинствующих и русофилов, как и общество, как и миряне. То есть они чувствуют определённую поддержку, в этом их серьёзная опасность. Есть учебные заведения, епархиальные отделы, которые за них. Не говоря про внешнюю поддержку.

Не думаю, что у них есть какие-то глубокие убеждения, кроме мейнстримовского национализма, это люди власти, попавшие в своё время под влияние государства, спецслужб, по слухам, с каким-то компроматом на некоторых из них. В общем, обычный набор обновленцев.

Ред: Есть ли активные противники автокефализации внутри УПЦ МП? Кого Вы могли бы назвать.

Противников много, просто многие боятся афишировать свою русофильскую позицию, особенно в Церкви, так как в Украине это вообще негласное табу. (Нужно называть вещи своими именами). Существует два центра. Один – Одесская епархия, которая не боится вести публичную борьбу. Одесса, наряду с Крымом и Луганском, записана свидомитами в один из центров «Русского мира». Архиепископ Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких).

Ещё один другой – в Киеве, это радикальное движение монархистов («царебожнков»), ИНН-щиков, антиавтокефалистов, но и более взвешенных русофильски настроенных активных верующих, которые проводят регулярные крестные ходы, молебны, как в столице Украины, так и более масштабные, например Вышгород (Киевская область)-Боголюбово (Владимир) в память иконы Владимирской Божьей Матери, с монархическим подтекстом . Место регулярного сбора на Владимирской горке. Именно их депутат ПР В.Коновалюк обвинил в «российском следе» в связи с выступлением против биометрических паспортов (возможно, данный депутат лоббирует интересы корпорации ЕДАБС, проталкивающий биометрию). Недавно крестный ход памяти Столыпина. Ранее это был Союз православных граждан. В Крыму это казаки, устанавливающие поклонные кресты. Это могло бы быть достаточно мощное движение, получи оно реальную поддержку Патриархии. Но МП не пошло на организацию более умеренных и подконтрольных сетевых движений. Однако, на мой взгляд, именно радикальные фундаменталистские движения с эсхатологической православной закваской могут выступить запалом против автокефалии. Недаром руководство УПЦ периодически проводит показательные «порки» и исключения подобных лидеров. На создание каких-либо общественных околоцерковных организаций наложен запрет, если они создаются без благословения архиерея, а в масштабе Украины – лично Блаженнейшего. Таким образом, автокефалистское лобби ведёт против возможного общественного противодействия их планам. Ред.: Как можно понять процесс автокефализации украинского Православия с православной точки зрения, изнутри?

Спор об украинской автокефалии имеет свой философско-богословский аспект, к которому почему-то сторонники восточнославянского православого единства мало апеллируют. Между тем здесь большая сила на нашей стороне. Подчёркивают только политический аспект, в котором мы оказываемся в затруднительном положении – вроде бы препятствуем независимому гоударству иметь собственную Церковь.

Говоря о Церкви, если мы хотим понять её изнутри, как таковую, прежде всего, нужно иметь в виду, что Церковь имеет две части: небесную и земную. М ы говорим здесь о земной части, о её небесной составляющей и миссии. Изучая Церковь, мы должны смотреть на её с точки зрения верующих.

Так вот, разделение, раскол Церквей, создание обособленной церковной организации там, где Православие господствует веками, есть бесспорное зло, введение в заблуждение и в искушение Пытаясь разделить Церковь, мы пытаемся затронуть единство Церкви небесной.

Поэтому и создание автокефальной поместной церкви на Украине под прикрытием лозунгов формирования нации и независимого государства, есть с православной точки зрения, зло, несущее раскол и вражду. Если бы Православие было принесено языческому народу и в нём была создана отдельная национальная Церковь, это было бы благом для него. Но на Украине это уже было тысячу лет тому назад. Только Церковь оказалась единой национальной поместной Церковью для восточных славян. Было, конечно, и отделение западнорусской Церкви, но потом всё опять вернулось к единству, при Мазепе, к стати, Киевская митрополия вошла в Московский Патриархат. Но Киевская митрополия в XVI-XVII вв. не была поместной Церковью украинцев. Это западнорусские епархии, которые оказались в Речи Посполитой, где их склоняли в Унию, а затем частично вошли в Московское царство вместе с Богданом Хмельницким. Но туда входили и Белоруссия, и Смоленщина, и Литва.

Сейчас как будто идёт повторение, попытка переиграть, переиначить историю. Говорится: «нет, всё это было не то, не правильно, украинцы в этом не участвовали, или у них отобрали и т.д.и т.п. Речь идёт о том, чтобы раздробить, поделить и «присвоить» Церковь, точнее, её земную организацию. Русская Православная Церковь возникла на территории нынешней Украины именно как национальная церковь восточных славян, определяемых собирательно как русских, в том числе украинцев. Автокефализация – её разрушение с соответствующей потерей сущностных, вероисповедальных свойств. В какую бы оболочку это не заворачивалось, как бы не подавалось, суть одна – раскол и разрушение.

На первом этапе разрушение внешней оболочки Церкви, не затрагивающее сущностных отношений верующих. Поэтому истинные планы плохо заметны. Что будет далее видно на примере таких структур, как Киевский патриархат, деятельности таких, как расколоучитель и анафемствованный лжепатриарх Филарет, захватчик храмов руководитель штурмовиков Червоний.

Ред.: Чем опасна украинская автокефализация для Русской Православной Церкви?

А.: Это потеря огромной канонической территории, часть из которой является не просто исторической, а собственной эксклюзивной территорией, на которой не было никаких других Церквей, населённой этническими русскими (пусть и украинского происхождения). Я имею в виду Новороссию, Крым, Донбасс, Слобожанщину. Фактически значит бросить этих верующих христиан на произвол судьбы и националистов и стяжателей в рясах. Переведут богослужение на украинский язык, будут удалять образы «московских» святых как чуждых Украине, объявят св. Владимира и св. Ольгу, великомучениксв Бориса и Глеба, св. Ярослава, «украинцами» и прочую чушь, издевательство над чувствами верующих. Не верится? Почитайте местные учебники, где уже и княгиня Ольга и Ярослав Мудрый – щирые украинцы.

Ред.: Вы же считаете, что , по-сути ,процесс автокефализаци и уже совершился? Где же опасность, не преувеличиваете ли Вы?

А.: Я так не сказал. На 2/3 да, состоялся, но ядовитые плоды его не затронули основную массу верующих, не отравили им жизнь, пока он касается именно верхушки. Однако важно понять последствия процесса, его будущие стадии. Ведь когда в 1991 году объявляли независимость, никто же не думал, что в Киеве не останется ни одной вывески на русском языке и русских школ, а в гуманитарном университете Могилянки будут запрещать разговаривать по-русски! Галшка Гулевичевна в гробу переворачивается от этой мысли! Ведь основательница Могилянки боролась за образование на русском языке. Да, свидомые софисты скажут, под русским языком в XVII веке в Киеве понимался, мол, украинский язык, а не «москальский». Многие бурсаки, действительно, говорили на украинских наречиях, но не все, так как могли выходцы с Северщины, где сохранялся язык, близкий к русскому, или из Белоруссии, или на смешанных вариантах. Хотя в письменности использовался старобелорусский язык, старокиевское койне (прообраз русского языка), и церковно-славянский.

Ред.: Каков конечный результат автокефализации? Насколько вероятен такой сценарий повторного раскола?

Реально, это конечно же ещё один раскол, так как настоящие верующие не пойдут на пребывание в такой организации, тем более, что рядом в России есть РПЦ. Раскол практически неизбежен в случае автокефализации и создания поместной Церкви . УПЦ МП расколется на русскую и украинскую части. Но при этом русская часть будет в Украине в меньшинстве, возможно, в составе РПЦ, и гонимая, особенно, если учесть наличие УПЦП, УАПЦ, УГКЦ. При Ющенко ситуация подошла вплотную к этому роковому порогу.

Ред.: Каковы международные последствия автокефализации и раскола УПЦ ?

Это опаснейший прецедент, за которым может последовать отделение экзархатов РПЦ, образование поместных православных Церквей в Белоруссии (пока это маловероятно, но возможно в будущем в случае неблагоприятной смены режима Лукашенко и создание прозападного националистического государства), в Молдавии (более, чем вероятно, уже идёт!), в Прибалтике, Абхазии, Казахстане и т.д. И там, то же самое с верующими, в Приднестровье, где будут заставлять слушать службу по-румынски. А что дальше? Все эти новоиспечённые церковные оранизации перейдут под омофор миражного Константинопольского Патриархата? Или провозгласят собственных патриархов по примеру Филарета (Денисенко). Вот Вам и Третий Рим! РПЦ перестаёт быть ведущей Православной Церковью. Руководство Московской Патриархии уловило это. .

Блаженнейший митрополит Владимир и его возможный преемник

Ред.: Недавно вновь активизировались слухи о борьбе вокруг возможных преемников митрополита Киевского Владимира, связи с несчастным случаем, переломом шейки бедра, который перенёс Блаженнейший. Насколько вообще актуальна смена главы УПЦ МП и кто могут быть его вероятные преемники?

А.: Слухи смене митрополита Владимира по состоянию здоровья, в связи с уходом на покой, или даже смертью, муссируются в СМИ уже несколько лет. Однако Митрополит Божьей милостью может пережить всех, во всяком случае, значительно отсрочить это событие.

Если серьезно, то ситуация вокруг преемника, действительно, ускорилась, приобрела высокую актуальность. Прогноз у больных в таком возрасте с переломом шейки бедра неутешителен хотя бы даже с точки зрения их активности, не говоря уже о возможных смертельно опасных осложнениях. А роль митрополита Киевского, даже в щадящем режиме, связана с большими нагрузками. Во всяком случае, заинтересованные стороны должны быть готовы в этой ситуации. Слишком высока ставка на нового главу УПЦ: приведёт ли он её к поместной церкви, или наоборот, вернёт в лоно РПЦ, реинтегрирует в состав единой Русской Церкви? Заинтересованные стороны разнообразны, хотя число их, по понятным причинам, ограничено. Среди них Московская Патриархия, сам Владимир и его окружение, важнейшие группировки архиереев внутри УПЦ, Правящая на Украине группа Виктора Януковича.

Ред. Готова ли к смене Московская Патриархия? Как можно оценить степень е готовности?

А.: Как всегда это бывает, Россия в украинских делах, в данном случае, в лице Патриархии, на несколько ходов опаздывает. Сильной, перспективной кандидатуры из числа авторитетных украинских архиереев у неё нет. В особенности, того, на кого можно положиться. Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел, наиболее близкий к линии РПЦ, уже стар и может быть временным главой УПЦ. Сейчас идёт поиск, консультации. Встреча с В. Януковичем, молебен за него Патриарха Кирилла в Черновцах, вероятно сопряжены с этим.

В качестве возможного варианта украинские наблюдатели называют главу ОВЦС МП митрополита Иллариона, которого могут позиционировать на Украине в качестве митрополита Харьковского и Богодуховского, вместо недавно почившего (Руснака). Перемещение на эту кафедру для Иллариона несомненное понижение – его уровень сегодня - недавняя встреча с Папой Римским. Илларион не является своим для Украины, хотя и ведёт «украинское направление» в Московской Патриархии в качестве главы ОВЦС. Да и пойдут ли на него украинские партнёры.

Ред.: Кого подготовила Партия регионов?

А.: Они будут верны своему излюбленному кадровому принципу расставлять своих, «донецких»: митрополит Донецкий и Мариупольский Илларион.

Ред.: Что Вы можете сказать о нём? Насколько хорош это вариант для РПЦ?

А.: В случае продвижения этой кандидатуры прогноз неутешителен. В лучшем случае, это будет продолжении острожного дрейфа Владимира в сторону автокефалии. Илларион – выходец из Западной Украины со всеми вытекающими последствиями. Особой активности по защите единства УПЦ и РПЦ он не проявил и следовал за политической линией хозяев Донецкого края. Недоброжелатели приписывают ему роль патрона в сети «голубых» связей, в которую входят также и ряд других епископов УПЦ в соседних регионах, обязанных ему своим саном. Впрочем, кого только среди иерархов не обвиняли в «голубизне»! Поэтому придавать этому большого значения не стоит. Важнейший факт в том, что Илларион будет следовать за политикой Партии регионов, которая пока отнюдь не стремится к укреплению связей с России, и дружит с РПЦ по причинам политической конъюнктуры. Патриарх Кирилл будет вынужден согласиться на его кандидатуру, как на «наименьшее зло». В силу вышесказанного шансы Иллариона можно оценить как высокие.

Ред: Кого подготовил себе на смену Блаженнейший Владимир?

А.: Митрополит Владимир стремится передать бразды управления УПЦ, сначала фактические, а затем и формальные, своему многолетнему секретарю, епископу Переяслав-Хмельницкому Александру (Драбинко). Возможен механизм назначения его местоблюстителем при живом Владимире. Подготовка его для этой роли началась загодя, и велась достаточно интенсивными темпами. Сегодня нет более обсуждаемой, в том числе, «всуе», фигуры в УПЦ МП. Вся деятельность А. Драбинко последовательно направлена на автокефалию УПЦ МП, создание Украинской поместной церкви по национальному признаку. Однако такой человек, как А.Драбинко ,не случайно оказался возле митрополита Владимира. Во всяком случае, налицо определённая близость их взглядов на будущее УПЦ. Процесс автокефализации УПЦ под руководством Бл. митрополита Владимира пошёл бы быстрее, если бы сдерживающий фактор угрозы Киевского патриархата и национал-радикалов, которой заставляет держаться ближе к РП к сложившемуся статус-кво.

Ред.: Что бы Вы отметили наиболее важного по поводу роли епископа Александра (Драбинко)?

А.: Анализ личности и результатов этого влиятельного деятеля автокефализации я бы вынес за рамки сегодняшнего интервью. В своё время о нём довольно много писалось, делались доклады.

О значимости его говорит хотя б то, что 1 октября в Черновцах Святейшего Патриарха Кирилла вместо болеющего митрополита Владимира встречал именно епископ Александр. Сегодня бразды управления УПЦ МП, насколько это возможно для Киевской митрополии, находятся в руках А. Драбинко. Он реальный административный лидер, а поскольку управление УПЦ представляет собой бюрократический механизм, то он реальный лидер.

Далее, его поддерживает активная группировка внутри Церкви, в том числе и архиереи. Считается, что сторонников автокефалии среди епископов не менее трети. Здесь много так называемых «младоепископов», их вновь созданных епархии: епархии эти создавались и епископы назначались при прямом участии епископа Александра. Эти клирики, которые не имеют длительного опыта пребывания в РПЦ, в том числе, в российских епархиях. Группа автокефалистов активно проявила себя при Ющенко, при активном стимулировании оранжевого режима, когда готовилось отделение УПЦ от РПЦ. Всё это явление получило название «драбинковщины» в экспертных кругах.

Ред.: Каковы шансы епископа Александра ( Драбинко) стать митрополитом Киевским?

А.: Оценки давать рано, всё в руках Божьих, но я бы назвал шансы Драбинко пока не великими. Против него молодой возраст, определённая одиозность, отсутствие тесной связи с правящими донецкими кланами, вето Москвы, настрой авторитетных сил внутри УПЦ, выступающих за церковное единство русского народа, и украинцев, вернее, включая украинцев. Возможен компромисс с группой Драбинко, – например, перемещение его на крупную кафедру, ту же Харьковскую или Донецкую, что будет шагом вперёд в его церковной карьере.

Ред.: Каков должен быть механизм выбора преемника на посту Блаженнейшего?

А.: Глава УПЦ МП выбирается Собором УПЦ , вроде бы, утверждается Московской патриархией, которая настояла на права утверждения епископов. Вроде бы так. Но все понимают, что никого утверждения может и не быть. Всё зависит от влияния и Московской Патриархии, и украинской власти, и воли Собора УПЦ. Как я говорил ранее, поводом может быть вынужденный состоянием здоровья уход Владимира на покой. Однако, Блаженнейший, попросту, не сможет уйти на покой, пока не будет для всех перечисленных сторон решён вопрос с преемником. В противном случае, ситуация может быть непредсказуемой для всех, и будет развиваться по сценарию объявления автокефалии или раскола УПЦ МП на сторонников РПЦ и автокефалистов, во многом, по территориальному признаку, но не только. Например, монастыри могут остаться в РПЦ. Часть епископов могут перейти в автокефалию, но приходы расколятся на сторонников и противников, или перейти, но уже без епархий. Возвращаясь к выборам - в любом случае механизм должен быть компромиссным. Ни одна из сторон не в силах навязать одностороннюю кандидатуру.

Ред: Как бы Вы охарактеризовали историческую роль Блаженнейшего митрополита Владимира?

А.: В силу указанных выше факторов, в частности, прикрытия авокефалистского лобби, давать оценку исторической роли Владимира ещё рано. Последний и решающий акт ещё не сыгран.

Но бесспорно важнейшая роль владыки Владимира в сохранении УПЦ как таковой, недопущении превращения Церкви в придаток украинского государства, противпоставляющего себя России и русским, и, что было бы ещё хуже, организацию националистического отребья, прикрывающегося церковными ризами. Украинцы были в двух шагах от этого.

Важно и то, что благодаря усилиям Блаженнейшего Владимира сохранилась каноническая связь с РПЦ, святая для каждого верующего. Я бы не стал называть эту связь единством с РПЦ, но важнейшим условием такого единства. Блаженнейший Владимир имеет за плечами огромный опыт святительского служения, 45 лет в архиерейском сане в России и Украине, огромный духовный авторитет. Через него прошли тысяч священников. И тем сложнее ситуация, если этот авторитет ляжет на весы автокефалистского лобби.

Патриарх Кирилл и деятельность Патриархии в Украине

Как воспринимаются в Украине поездки Патриарха Кирилла?

Бесспорно самым сильным и правильным средством являются личные поездки Патриарха Кирилла. Восприятие их положительное. Они вызывают сильный местный интерес, особенно в глубинке. В основном, это околоцерковные и верующие люди. Но народ стал от них уставать. Они стали приедаться, и не имеют того резонанса, что 2 года назад. Пора менять тактику. Пик популярности Святейшего пришёлся где-то на 2010 год, когда ещё можно было закрепить достигнутое.

Как относятся к главе Русской Православной Церкви на Украине различные круги?

По данным общеукраинского опроса, который мне довелось проводить (я не ручаюсь за его 100%-ную точность, так как общеукраинские опросы довольно тонкий механизм и это не совсем мой бизнес), в 2009 году положительно визит Патриарха восприняли лишь 20% жителей Украины, примерно столько же отрицательно. Основная масса безразлична. Вряд ли ситуация улучшилась.

Весь идеологический, медийный и партийный сектор Киева воспринял его отрицательно и взялся за разрушение его имиджа. (В регионах, видимо, по-разному.) Политико-экономическая элита воспринимает Кирилла исключительно прагматично, как ресурс поправки своего имиджа.

Недавно имел разговор с одним активным священником УПЦ МП, придерживающимся, так скажем, умерено русофильской ориентации. Отзыв был нелицеприятный. Бюрократизм патриархии, равнодушие к священникам, нарастающие непонятные обновленческие тенденции, борьба с проявлениями свободомыслия, всё это ограничивает популярность главы РПЦ. В целом, на Украине примерно те же проблемы, что и в России.

Ред.: Кто такие аудитория Патриарха, сколько их? Принято считать, то это всегда огромные толпы.

А. Я лично во время мероприятий в Киеве не видел больших толп. Возможно, они были на Волыни, в небольших городах, в Почаеве, Ровно, где приезд такого лица - неслыханное событие, - случающееся раз в десятилетие, а то и реже. Возможно, в Херсонесе или в Донбассе. Так что ничего странного нет в том, что в Харькове огромная площадь оказалась незаполненной

Стоял на молебне в Киево-Печерской Лавре, и значительная часть площади внутри Верхней Лавры была пуста, хотя присутствующих всё же было много, несколько тысяч. Тоже самое, - и на Владимирской горке. Можно было подойти вплотную к ряду из владык УПЦ в золотых ризах, встречавших Кирилла, что довольно редкая возможность – видеть такое количество торжественно одетых епископов вместе.

То же самое и два года спустя, в 2011, та же немноготысячная, чинная публика. По моим наблюдениям, в 2009 году слушать Патриарха пришли «квалифицированные» слушатели, верующие, умные люди, а рядовому плебсу он безразличен. Молебен они не покидали, несмотря на жару. При этом активисты, приехавшие защищать его от филаретовцев и «бандровцев», стояли в оцеплении, то есть, это были не они, а реальные прихожане.

Ещё интересная деталь, когда выходил с молебна, рядом с Лаврой припарковал Порш Кайен какой-то молодой священник или слушатель академии, приехавший посмотреть Патриарха, в очень изящном подряснике, с дизайнерской стрижкой, большим золотым крестом, за руку он вёл красивую молодую даму лет 25 на каблуках с открытыми плечами.

Ред.: То есть, иначе говоря, Патриарх до тёмной массы не достучался?

А.: Я бы так не сказал. Церковь живёт в своей замкнутой среде воцерковлённых или частично воцерковлённых, и именно эти люди ходят на молебны. Могут придти бабки, тётки церковные. Обычный человек на молебен не пойдёт. Он не понимает, что это, и зачем. Он может собраться на стадион на концерт Шевчука, на котором кратко выступит Кураев в миссионерском туре. Но это уже другой жанр, который вовсе не подходит не только Патриарху, но даже епископу.

Так вот, многие из этих людей наиболее критично и придирчиво относятся к Патриарху, следят за его деятельностью, его ошибками, не верят ему на слово.

Ред: Харизматичен ли Патриарх Кирилл как проповедник и общественный лидер?

Патриарх Кирилл значительно превосходит современных политиков и ораторов как России, так и Украины. Можно было слышать восторженные и завистливые возгласы: «Как России повезло с Патриархом!» Все признавали его превосходство. Для Украины эти речи были откровением, да и для нас, россиян тоже. Иначе говоря, Россию он показал с лучшей стороны, в исторических традициях прошлого. Психологическое положение украинцев во время первого визита было сложным: пик кризиса, пик разочарования от оранжевых. Такие слова были нужны людям, простые, ясные. У меня было ощущения, что участвую в каком-то реальном историческом шоу, ярком событии нашего времени. Это праздничная харизма, ситуация праздника, но не чуда, и не таинства. Но было ощущение, что его выступления слишком красивые, слишком мирские, отсутствует какая-то тайна общения со своим архиереем, которая создает харизму. Это скорее добрый начальник, политик, чем мессия. Таким образом, мы видим, что потенциал всё же ограничен, и надеяться на то, что он вытянет всю ситуацию, не приходится. Эту черту уловили противники, делая упор на успех Кирилла в мирских делах, богатые облачения, хоронометры и автомобили.

Ред: Как бы Вы определили стиль работы Московской патриархии в Украине?

А.: Как пафосно-бюрократический. Бесконечные поездки, звонки, заседания. Отсутствие реальной работы с верующими. Отторжение инициативы снизу.

Ред.: В чем основные просчёты руководства Русской Православной Церкви?

Пытаясь вернуть утраченные позиции, представители МП используют бюрократические механизмы внутри церковной иерархии, с другой стороны – пиар-методы (билборды, СМИ). Однако, и то, и другое весьма уязвимо и легко отбивается оппонентами. Бюрократия не на стороне РПЦ, она хочет «национализировать» Церковь, единственное, что её останавливает, это страх перед более радикальными националистами.

Такой весьма важный ход, как создание общественной поддержки со стороны клириков и мирян Украины в виде православных движений, был отвергнут МП. А это именно пассионарная часть УПЦ МП, нацеленная на единство с РПЦ через голову иерархов. Предложения об этом делались Патриархи неоднократно. Подобное движение уже возникло в ходе поддержки первого, самого сложного, но и самого яркого визита Патриарха в Украину, ещё при Ющенко. Тысячи православных приехали в Киев и далее на Западе, в Почаев еи Луцке, чтобы защитить своего Патриарха от националистов. Однако, видимо, показалось, что в этой поддержке не было необходимости, и так все и так за Патриарха. Опыт показал, что далеко не всегда и не везде на Патриарха собираются многотысячые толпы.

Любовь и обожание толпы переменчивы. Однако проблема не уличной массовке, которую, действительно, можно дорисовать в Фотошопе, как это было сделано с визитом в Харьков, или собрать другими методами за определённые деньги, а в собственной организации внутри Церкви по принципу соборности, своего рода страховочный пояс из простых верующих и приходских батюшек, действующих по велению совести. Важна именно та часть, которая не является толпой, а именно та, которая готова жертвовать ради Веры.

Не были созданы и собственные каналы информации, призванные организовать общественную поддержку РПЦ, хотя соответствующие проекты также представлялись. Вместо гражданских общественных организаций создали «Фонд Нестора Летописца», который занимается теми же пиар-мероприятиями. Фактически Предстоятель РПЦ оказался один на один с националистическим сообществом и украинскими русофобскими СМИ. Выиграть в этом поединке без Божьего промысла у него нет шансов. Они действуют жестоко и подло.

Стиль поведения, ориентированный на традиционную средневековую роскошь и превосходство иерархии, весьма сомнителен в нынешних условиях, в котором дух мещанской зависти весьма велик.

Особенно это касается Украины, для многих её граждан важнее марка машины, на которой подъехал Патриарх или надетых на нём часов, чем то, что он сказал. Современный обыватель мыслит потребительскими категориями, а красивым словам он не верит. Не поверит он и словам о.В. Чаплина о том, что Патриарху безразлично, сколько стоят его подарочные часы. Уязвлёнными вражеской контрпропагандой оказались не те преданные верующие, выстаивающие службы и проповеди, а колеблющиеся обыватели, на которых и была рассчитана проповедь, направленная, кстати, против стяжательства общества потребления.

Ещё один просчёт, конечно, касается ставки на нынешнее руководство Украины в лице В. Януковича. Налаживать отношения с ним, конечно, надо. Однако выбранный им стиль поведения по отношению к России, собственным избирателям, элите, говорит о том, что всерьёз рассчитывать на него не приходится. Да, Виктор Янукович и его правительство нуждаются в ярком антураже и поддержке Церкви, опять-таки по причине своей неуверенности заигрывают с ней. - Тем не менее, назначив Богуцкого, создававшего поместную Церковь по поручению Ющенко, фактически инициировав автокефализацию и новый раскол, ответственным за церковное направление.

Следует учесть, что положение его очень неустойчиво, рейтинг падает, и, вполне вероятно, что всего через 3,5 года РПЦ придётся иметь дело на Украине совсем с другими контрагентами.

Судьбы концепта «Русский мир» в современной Украине

Ред.: «Русский мир» – пожалуй, единственный серьёзный идеологический концепт, внедрённый российской властью за последнее десятилетие, единственный серьёзный ход на национальном поле. Этот ход сделал Патриарх Кирилл на Ассамблее Русского мира в ноябре 2009 года, одновременно связав его с судьбой РПЦ. Каково отношение к нему на Украине?

А.: Согласен с Вашей оценкой, это. Действительно крупный шаг в сторону признания реальных границ русской нации, хотя кардинально ничего нового в нём нет. Новое только то, что он получил официальное освящение в устах Патриарха. По сути, это политический эвфемизм, за которым стоит, с одной стороны, круг влияния русского языка и культуры, с другой стороны, границы русской нации за пределами Российской Федерации. Но, где они проходят, эвфемизм уточнения не даёт, на то он и эвфемизм.

Ред.: Это своего рода боевой инструмент?То есть, идея, как Вы считаете, неплохая?

А.: Конечно. Хотя и не форс-идея, не пан-идея, но что-то рядом. Он был и воспринят там соответствующе. Был дан резкий отпор из всех видов информационного оружия. Это воспринято как продолжение визитов на Украину и концептуальных проповедей. Такого озлобления уже давно ни что не вызывало из идейных шагов со стороны России, отделывающейся, как правило, всякой традиционной вялой фигнёй типа Бандеры, 9 мая и т.д. Почувствовали опасную смену вех, за которой может начаться крах монополии незалежного свидомизма, а за ней и иллюзии украинской нации от края до края. Это чрезвычайно важный момент – мономания национализма, «священная корова».

Вообще, «Русский мир» адресован первую очередь Украине, это шар в их «огород». Если разобраться, то ещё кому? Украина – единственное крупное поле, на котором действие концепта «Русский мир» имеет значение. Дело в том, что это эвфемизм благодаря гибкости его значения, позволяет обойти стороной слово «русская нация», которое табуировано на Украине, во всяком случае, по отношению к так называемы этническим «украинцам», которые однозначно записываются в другую нацию. В действительности, многие из них принадлежат к русской нации, в том числе, территориально, целыми регионами. У многих пограничная идентичность. Так вот , «русский мир» позволяет обойти эти запреты, внедрённые в сознание, и применить русскость как смысл к эти украинцам. В Белоруссии, это не так актуально. Прибалтика, Приднестровье, Молдова, Казахстан, это мелкие общины, в которых есть чёткая поляризации и выделение русских. Дальнее русскоязычное Зарубежье, в общем, тоже не играет особой роли. Но всё вместе оно работает. Да, почему бы и нет? Пусть хоть так. Это же лучше, чем идее дружбы народов и интернационализма, в которые же никто не верит.

Ред.: Прошло почти 2 года. Каков же реальный результат?

А.: Более, чем скромный. «Русский мир» получил заслуженный отпор «по морде» от свидомитов и русскоязычных профессиональных медийных русофобов. И не прошёл «русский мир». Ведь его никто не продвигал и не поддерживал. Что называется, вбросили, и всё, через выступления Кирилла, телеканалы, а дальше – уже чернуха, смешивание с грязью, с усмешкой, в переносном смысле. Слово «русский» на Украине употребляется в исключительно негативных контекстах. Даже язык там «российский». Основная масса граждан восприняли «Русский мир» как подарок от Патриарха Кирилла, который он привёз внедрять на Украине по поручению Путина или Медведева. То есть как диверсию, а не как реальное для Украины понятие само по себе. Конечно, определённое признание он получил, но среди тех, кого и так не надо агитировать. В целом пробить брешь Святейшему Патриарху не удалось. Существующая система стереотипов и табу сохранилась. Можно рассматривать «русский мир», как пробный шар, который прошёл через все лузы, и прыгнул за бортик.

Но вода камень точит.

Ещё один вражеский приём: «Русский мир» тесно связали с личностью Кирилла, которая воспринимается в Украине уже далеко неоднозначно, и не столь восторженно, как в первый визит. Такая связка с одним человеком весьма рискованна.

Ред.: Кто ещё на Украине за «Русский мир», кроме Патриарха Кирилла?

А.: Православные иерархи УПЦ МП русский мир не поддержали. В лучшем случае отделались ничего не значащими словами об истории Православной Руси. Не поддержали и в большинстве церковные медиаресурсы. Большинство лояльных политиков также предпочло тихо «съехать с темы». Есть такой депутат Верховной Рады Вадим Колесниченко, позиционирующийся как «главный русский» Украины, защитник русского языка, лидер соотечественников России и т.д. от Партии регионов. Пожалуй он, производящий несколько странное впечатление в этой роли. Ну ещё региональные партии «Родина» в Одессе во главе с Марковым, «Русское единство» в Крыму с Аксёновым и Цековым. То есть речь о людях такого уровня, которые не вызывают доверия даже у русофилов. Те деятели, которые искренне работают на русофильском поле, например, Бузина, напрямую от активной популяризации идей «Русского мира» воздержались.

Ред.: Православная Церковь – это последний институт, который объединяет граждан России, Белоруссии и Украины, по сути, «Русский мир». Так ли то на примере УПЦ?

Мы живём на руинах империи, у которых гуляют варвары. РПЦ – это имперский институт, который переживает её судьбу. В Украине это очень ярко видно. И развал этого института начался гораздо раньше, чем развалилась империя, в её уже последней, советской фазе. Варварам очень сложно объяснить, в чём же единство, если они относят себя к разным народностям. Отсюда и пестрота: греко-католики, сектанты, филаретовцы, УПЦ-украинофилы, УПЦ-русофилы. «Русский мир» как имперская общность развалилась, как после развала Рима осталась вульгарная латынь. Империй такого типа больше не будет, речь идёт о сохранении русской нации в максимальном объёме. А в русскую нацию входит лишь часть людей на Украине, половина, но это часть. Поэтому нужно рассматривать поместную Церковь как Церковь русской нации, в том числе и на Украине, той части, которая входит в русскую нацию.

Наш разговор выявил во многом неоднозначность Церкви как такого политического института по созданию единой нации. Люди ищут в ней скорее спасения, чем русского мира. Это ведь её побочная земная функция. Вернее, деятельность его в указанной сфере сегодня блокирована. Разблокировать его может только увязка веры и харизматического национального самосознания. «Русский мир» отчасти был призван это сделать, но он слишком пока слабое воздействие. По мнению почти всех журналистов, «Московский Патриархат» – это клеймо на УПЦ, которое надо удалить, вытравить всеми ядами.

Ред: В чём причина, что «Русский мир» плохо воспринимается?

А.: Нужно смотреть шире. Фактически, на Украине, ( и вокруг неё, что тоже важно, сейчас скажу, почему), сформировано «тоннельное мышление», термин, по-моему, из психологии тоталитарных сект. То есть агрессивное украинство заставило принять свои правила игры, свой образ мира, не только украинцам, многие из которых, в принципе, русские люди, но и всем остальным, включая элиты, и тех, кто живёт в России. То есть оно навязало свой образ тем, кто не имеет даже к ним прямого отношения, в первую очередь в окружении Украины.

Вот в чём проблема! Сыграли роль, конечно, запреты на русское самосознание. Как только появляется альтернатива, мир начинает расколдовываться. Но не сразу, не с помощью волшебного слова «русский мир». Стоит три раза повторить по телику «Русский мир», и всё встанет на свои места. Не так же? Так вот, многолетний запрет на русскость и делает «Русский мир» выдумкой Патриарха Кирилла, чтобы одурачить их, бедных украинцев. Украина – это «священная корова», которая сжуёт этот «русский мир» и выплюнет. А священных коров в мире нет, идёт борьба. Эта корова «сжевала» уже большой кусок России: Новороссию, Крым, Донбасс, «выплюнула» уже Киев, в котором русскому православному человеку некуда пойти помолиться, кроме Лавры.

Нужно в первую очередь начинать с себя, русским отказаться от доктрин украинства, назвать их откровенно вражескими, дальше – Церковь, и процесс пойдёт. Нужно менять мышление вокруг Украины и затем внутри неё. Она должна перестать быть «чёрной дырой» для русского мира, в которую всё входит и ничего не возвращается. Не нужно бояться громить враждебные идеологии, морально уничтожать их, вторгаться в занятое пространство, которое они заняли.

Ред.: Можно ли считать «русский мир» цивилизацией?

А.: Русский мир – эвфемизм, который заполоняет смысловое пространство приблизительно от цивилизации до русской нации. У него есть неопределённость смысла, «переносность», которая в гуманитарной политике позволяет обходить острые углы, связанные с альтернативной русскости другой национальной идентичностью. Например, украинца. Но для форс-идеи у русского мира не хватает запала, а для пан-идеи – глобальности и привлекательности. То есть, всё же это идея для русских, которые пока (или уже) не осознают себя частью нации. Как замена «русской нации» он подходит. Ну а цивилизация? Здесь много сомнений. Называть русский мир цивилизацией очень пафосно. В цивилизацию должны входит разные нации, она должна иметь пласт человечества, особый антропотип. Правильнее, мне кажется, говорить о восточноеропейской цивилизации, в которой русскость играет центрального бастиона наряду с Православием.

Но православной цивилизации я также не вижу. Греки, грузины, православные Ближнего Востока – представители несколько других цивилизаций. Православная Византия была другой цивилизацией, по большому счёту чужой для славян, хотя и с родственными корнями. А вот русские, западные украинцы, русины, словаки, венгры, румыны, болгары, даже поляки, литовцы, – одна цивилизация. Вряд ли русская и православная. Цивилизация – вообще термин, который содержит очень большие претензии, субъект, который шире предиката. Нам, кажется, нужно разобраться с этим, выработать представление о той, цивилизации, к которой мы принадлежим, исключив евразийство и западнизм, а также слишком узкую русскость.

Ред.: В околоцерковной и политико-исторической публицистике распространена позиция, согласно которой почти все иерархи, богословы Западных русских епархий представляются сторонникам общерусского единства. Противоположное мнение у представителей современной украинской историографии, ваяющей из них столпов украинства Пётр Могила. Каково Ваше мнение?

А.: Эта идея очень распространена среди православно-патриотической общественности, и сравни тому утверждению, что якобы все украинцы являются русскими, просто забыли об этом из-за поляков и австрийцев. Но, как выясняется, далеко не все. На этом заблуждении построены неглубокие работы типа: «Происхождение украинского сепаратизма» Ульянова. Эти идеи любят распространять публицисты типа К. Фролова с его работой «Пророки и лжепророки Западной Руси»

Во-первых, русскость, это этноним, за которым могло стоять очень разное содержание. Сравните, например, современных русских и русинов. Несколько веков назад различия были ещё больше, так как не существовало единого языкового коммуникативного поля русского народа, как сейчас.

Под русскостью могла пониматься западная русскость, к которой ближе украинскость (но не украинство в современном значении национализма).

Во-вторых, русским в плане сознания, языка был верхушечный слой, из которого происходили мыслители и богословы, а массы населения были отдельной группой.

В-третьих, русскость часто соотносилось с принадлежностью к Православию как к конфессиональному признаку.

Подход контрпродуктивный и в научном, познавательном, и практически политическом смысле. Отказ от этих взглядов – основа русской украинстики.

Киевский патриархат

Ред.: Что такое Киевский патриархат?

А.: Киевский патриархат начинался как криминально-политическая группировка с экстремистским уклоном, которая захватывала храмы и епархиальные управления с помощью боевиков УНСО. Однако постепенно ему удалось конституироваться как солидной церковной организации, втянуть в свою деятельность массу граждан, приходов. Это самосвятская религиозная организация нового типа, маскирующаяся под традиционную поместную Церковь, чем ближе к протестантским общинам, «мини-церквям» с лидером. Тем самым она оказалась изгоем в Православном мире, напугала всех его иерархов. На постсосоветской почве тотального манипулированя выросли такие феномены, в которых традиционный обыватель может не разобраться.

Сегодня я бы не стал относиться к нему несерьёзно. Ни одному президенту не удалось от неё отделаться, несмотря на то, что она никем не признана в религиозном мире. Это влиятельная группировка в религиозной сфере, но, конечно, никакая не Церковь в православном или, скажем, католическом, понимании. Вообще, в традиционном. Но может рассматриваться таковой с точки зрения секуляризма, или протестантизма, например. Там проходят таинства, молодожёны любят сочетаться браком в красивом Владимирском соборе, но вряд ли они имеют силу. В многом это похоже на постмодернистский маскарад. По теме КП написано уже достаточно много. Отсылаю к тому же Анисимову и ряду других авторов, в том, числе, оппонентов МП.

Ред.: КП имеет чуть ли не лучшие храмы в Киеве?

А.: Действительно, православному верующему, чтобы помолиться, будет не так просто найти в столице Украины канонический храм, тем более, если он не знает города. Лучшие храмы в центре заняты раскольниками, либо остаются музеями, как София. В самом сердце Древнего Киева фактически храмов МП нет.

Роскошный Владимирский собор с росписями русских художников, у филаретовцев. Михайловский собор и монастырь в самом центре – у филаретовцев. Адреевский собор у Старокиевской горы, на Андреевском спуске – у автокефалов. У КП также хорошо заметный Выдубицкий монастырь на берегу Днепра. Это оказывает огромное психологическое влияние, в том числе и на граждан Украины, бывающих на экскурсии в Киеве, может сложиться мнение о доминировании раскольников. Это следствие политики Кравчука в своё время и захватов храмов боевиками.

Храмы, относящиеся к УПЦ МП более многочисленны, хотя и менее заметны, за исключением Лавры – ключевого объекта Киева. В Лавре несколько относительно небольших храмов, самый большой из них – Трапезная. Главный Успенский собор закрыт. Напротив входа в Лавру – храм КП.

Другие крупные обители и храмы УПЦ МП: Покровский женский монастырь, Троицкий монастырь над Выдубицким монастырём, Кирилловский храм, а теперь и монастырь в Дорогожичах, Фроловский монастырь на Подоле. Рядом с фундаментом бывшей Десятинной церкви, небольшая деревянная церковь МП, напоминающая о необходимости её восстановления, что было бы первым крупным храмом МП в центре Киева. Начато строительство крупного храмового комплекса, но он находится на периферии. Большой заметный храм МП на красивой набережной в Оболони – большом жилом массиве.

Ред.: После смены Ющенко на посту президента возобновились разговоры о ликвидации Киевского патриархата? Насколько она реальна?

А.: Ликвидация КП исторически неизбежна и вполне реальна уже сейчас. Никаких глобальных причин для существования КП нет. Это вопрос только времени. КП в нынешнем виде не нужен ни сторонникам РПЦ, ни автокефалам в УПЦ МП, ни униатам, ни украинской власти, по большому счёту. КП - это причудливая гримаса атеиста Кравчука. Однако и в том, чтобы ликвидировать КП сейчас, тоже никто не заинтересован. КП связан с конкретными финансовыми группами, которые будут его защищать, иными словами, для такой второстепенной для Украины сферы, как религия, эти группы достаточно влиятельны, чтобы не допустить его ликвидации. КП – это выгодный бизнес, который может за себя постоять, пока за него не взялись всерьёз.Тот же Филарет – бизнесмен, олиграх в церковной сфере.

Многое связано с личностью Филарета (Денисенко) , который уже в преклонных годах. После его ухода останутся только лже-епископы. Миряне и приходские священники легко вольются в УПЦ МП. Сильного монашества у КП нет. КП просуществует несколько лет, то есть может дожить до смены Януковича на более заинтересованных в нём правителя. Вопрос в другом, как это сделать, и в целесообразности.

Реальность перспективы ликвидации КП уже при Януковиче подтверждает тот факт, что КП и УАПЦ активизировали переговоры об условиях слияния, в результате которого КП получает формальную видимость каноничности от УАПЦ и тем самым избегает развала. Но УАПЦ в качестве условия выдвинула в качестве условия участие Вселенского Константинопольского Патриарха, с которым КП в разладе. Фактически УПЦ намекнула состарившемуся Филарету на необходимость подготовки капитуляции.

Каковы, на Ваш взгляд, последствия ликвидации УПЦ КП для украинского Православия?

Как ни парадоксально, пока весьма отрицательные. Дело в том, что ликвидация КП будет означать автоматическое включение его приходов в УПЦ МП, что создаст резкий перевес в сторону автокефалов и националистов. Этого добивается автокефалистское лобби – объединения с УПЦ КП без чистки от филаретовских активистов и иерархов, без их покаяния и перевоспитания. КП реинкарнируется в здоровом теле УПЦ КП, и заразит болезнью автокефалии. Сторонникам РПЦ нужно встать на ноги на Украине и потом решать задачу ликвидации и люстрации КП. Ликвидировать КП без включения в УПЦ МП сложно, в таком случае, его организация возродится в каком-то новом виде.

За счёт ликвидации Киевского патриархата пополнят свои ряды греко-католики, в том числе, и в тех регионах, где их влияние недостаточно сильное, в двух епархиях Волыни. Это тоже нанесёт косвенный вред РПЦ. КП и Унию нужно ликвидировать вместе, если уж на то пошло.

Но я вообще не сторонник ликвидации УГКЦ, потому что каждая этническая группа имеет право на ту религию, которую хочет, никого не надо загонять железным мечом в рай, как Великий инквизитор. Пусть будут галичане – униаты. Даже КП следовало бы сохранить как религию украинцев, которые не приемлют русскость. Но ведь КП – это разносчик соблазнов, который дискредитирует Православие.

Ред.: Пару слов о будущем Украины как православной страны.

А.: УПЦ и РПЦ нужно выдвинуть какой-то масштабный совместный проект. Киев является великолепным местом для развития паломничества, превращения в центр Православия, хотя бы в рамках восточного славянства. Этот прекрасный город только выиграл от этого. В нём слишком слабо развита туриндустрия, мало туристов на улицах, они не обустроены.

Я бы устроил на Украине также закрытую православную территорию для паломничества по типу Афона, аналогично можно было бы сделать и в России. Приехав в него, человек мог бы оторваться от суетной повседневной жизни, пожить по иным законам.

Это мог бы быть совместный проект России и Украины, всех православных государств: Греции, Болгарии, Сербии, Румынии, Грузии.

Источник: www.edrus.org