dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 23 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Интервью Интервью с народным депутатом Украины Евгением Царьковым (фракция Компартии Украины)

Интервью с народным депутатом Украины Евгением Царьковым (фракция Компартии Украины)

Евгений Царьков

Популистские меры должны компенсироваться поступлениями в бюджет, а миллиардные нарушения – наказаны по закону

- Для тех, кто знает позицию Компартии по языковым проблемам, было достаточно удивительным, что депутаты фракции КПУ не поддержали законопроект, которым упразднялось обязательное дублирование фильмов на украинском языке. Чем Вы можете объяснить такой феномен?

- Это просто, так сказать, фракционные сбои. Всем известно, что у нас очень жесткая фракционная дисциплина. Если мы принимаем какое-то решение на заседании фракции, то оно выполняется неукоснительно. Но тогда, если помните, была ротация: Адам Иванович Мартынюк был избран первым вице-спикером парламента, и соответствующие функции внутри фракции не успели перераспределить. Похожая ситуация была, например, 14 мая, когда голосовался мой запрос о нарушениях прежнего Кабинета министров в рамках приватизации (речь шла о многомиллиардном ущербе) и не голосовала фракция блока Литвина, потому что не сработало вовремя оповещение всех членов фракции.

- Но ведь теперь появляются основания для разговоров (и они уже пошли) о том, что коалиция дает трещину...

- Наша фракция связалась с автором законопроекта и с коллегами из фракции Партии регионов и Блока Литвина с тем, чтобы вновь подать упомянутый законопроект на рассмотрение парламента. Увы, в депутатской практике подобные накладки случаются. Не будем делать из этого трагедий.

- Теперь о других голосованиях по очень принциальному вопросу. Фракция БЮТ внесла три законопроекта, касавшихся работы малого и среднего бизнеса. И они – усилиями коалиции большинства – не прошли. Это тут же было использовано оппозицией, заявившей, что этот факт говорит о том, что коалиция (и прежде всего Партия регионов во главе с Виктором Януковичем) не выполняеь свои предвыборные обещания. И чисто формально подобные обвинения вроде бы резонны?

- Это – яркий пример чистого популизма. Наша фракция к похожим средствам не обращалась, но в практике крупных фракций такое наблюдается нередко. Когда та или иная влиятельная политическая сила находится у власти, оппоненты всегда вносят на рассмотрение законопроекты, чтобы, как говорят в народе, валить своих политических противников. Я как глава профильного подкомитета разъясняю, что нынче сделал БЮТ. На последнем заседании представитель этой фракции Олег Ляшко подал законопроект, которым предлагается снизить НДС с 20 до 17 процентов. Мы это предложение не принимаем, ибо в любом законе при внесении подобных поправок одновременно необходимо прописать пути компенсации потерь, которые при этом понесет бюджет.  К примеру, если мы сейчас повышаем акцизы на водку, то это делается для того, чтобы не угробить производство сухих вин (как это случилось  во время горбачевских антиалкогольных атак в конце 1990-х годов), ибо водочная отрасль – отнюдь не бедная. Так вот, Олег Ляшко обозначил лишь то, что предлагается изъять из поступлений в бюджет, но «забыл» показать, где взять. Что делает сегодня оппозиция? Когда они подают закон о малом бизнесе и снимают с него налог на прибыль, понижают НДС, подоходный налог, они никак не прописывают компенсаторный механизм. Они заранее знают, что научно-экспертное управление отклонит этот закон, но в сессионном зале заявить, что так произошло, они не хотят. Я как глава профильного подкомитета, понятно, отказываю депутату Ляшко, поскольку его предложение в предложенном виде не соответствует регламенту. Я бы поступил точно так же, если бы что-нибудь похожее сделал член нашей фракции, ибо не имеем права разбалансировать бюджет.

- Что вы предлагает в этой ситуации?

- Вне зависимости о  партийной принадлежности собрать все предложения по данной проблеме. Обсудить их и сформулировать совместный законопроект. Но пока такой вариант не проходит. А сегодня профильный комитет по налоговой политике и финансам контролируется фракцией БЮТ, и потому мы при всем желании не можем продвинуть ни один законопроект, выдвинутый от коалиции. Логика оппозиции сейчас проста: чтобы саботировать работу правительства, достаточно навязать законопроекты, которые увеличивают  расходы и уменьшают поступления в бюджет, тем самым подрывая финансовую ситуацию в стране. В результате, естественно, страдает народ Украины, а гнёт миллиардных кредитов МВФ почувствуют на себе наши дети – независимо от того, являются ли они детьми националистов или же коммунистов.

- А в заключение вопрос к Вам как к юристу. Народный депутат Роман Зварыч на брифинге в Верховной Раде обнародовал результаты своих поисков в Google, где выяснил, что американская компания, которая сейчас проводит международный аудит деятельности предыдущего Кабинета министров, не обладает подобным опытом, а преимущественно преуспела в качестве адвокатов крупных уголовников и шпионов. Такая аттестация из уст экс-министра юстиции выглядит нелицеприятной. Что можете сказать по этому поводу?

- Прежде всего оценим задачу. Она поставлена правильно. И главное – верно реализовать ее. Фракция КПУ считала целесообразным создать две следственные комиссии – отдельно по Ющенко и отдельно по Тимошенко. Разумеется, не пофамильно. Речь вовсе не идет о каких-либо персональных преследованиях, а системно, о явлении. Есть более чем убедительные данные Счетной палаты во главе с В. Симоненко. Эти данные производят просто ужасное впечатление. До сих пор ни один из министров финансов независимой Украины не совершал ничего подобного. Известно, что коррупция – это не наше изобретение, но в мировой практике ее уровень для высших государственных структур (понятно, если не считать откровенно компрадорских режимов)  находится в пределах 10%. И у нас похожие размеры не считались  чем-то из ряда вон выходящим, и на это сдержанно реагировали прокуроры.  Но  при премьерстве Юлии Тимошенко эти масштабы были значительно превзойдены. Последний обнародованный факт – 2 миллиарда долларов, полученные за квоту Киотского протокола, исчезли, неизвестно куда.   У нас действуют нормы, практически неизменные в течение длительного времени: если хищение не превышает 1500 грн, оно считается средним, если свыше 3000 грн. – крупное, свыше 10 000 грн. – особо крупным.  И против мелких чиновников (скажем, сельского головы) при  недостаче  в несколько тысяч ривен можно возбуждать уголовное дело. При Юлии Владимировне не можем найти вагоны золота – буквально вагоны, потому что распродавались валютные резервы. Нецелевые использования средств  были едва ли не во всех министерствах. Поэтому если мы сейчас с привлечением аудита не докажем разворовывания миллиардов государственных средств, то будет создан прецедент, когда у власти будет соблазн безнаказанно делать то же самое.

- А как быть с заявлениями Р. Зварыча?

- Я вообще не хотел бы всерьез комментировать эти заявления. Зная его «патриотизм» (как и некоторых других лиц того же рода), его  особую роль, нельзя серьезно относиться к таким оценкам. Аудит, думаю, пройдет нормально, и его материалы будут предметом для  плодотворной работы следственных органов. Другое дело: для привлечения к ответственности Ю. В. Тимошенко необходима будет и политическая воля президента страны. Когда я участвовал в работе следственной комиссии  по полутарогодичной давности газовому скандалу, то понял, что она настолько грамотно строила дела, что ни один документ, который был связан с этим делом, не содержал подписи премьер-министра.  Правда, Юлия Тимшенко сейчас не учитывала тот факт, что Кабинет министров является органом коллективным. А она свои документы принимала фактически единолично. Например, когда она принимала решение лететь на заседание газовой комиссии, она сама себя уполномочила, не собирая Кабмин. Или документ о рекапитализации и рефинансировании Укрэксимбанка – банка, который на тот момент, будем говорить, вливал деньги в «Нафтогаз», – где было сказано, что я такая-то и такая-то  под гарантии государства обязываю такой-то банк профинансировать эту структуру. Это недопустимо ни по каким меркам и должно  получить достойную правовую оценку в соответствии с действующим Уголовно-процессуальным кодексом.