dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 19 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Интервью Интервью с народным депутатом Украины Александром Голубом (КПУ)

Интервью с народным депутатом Украины Александром Голубом (КПУ)

Александр Голуб

Страна, в которой абсолютно всё решают большой бизнес и большие деньги, по определению не может считаться демократической.

- Какими Вам видятся первоочередные шаги выхода из экономического кризиса?

- Перво-наперво необходимо определиться в вопросе, за счёт чего или кого следует осуществлять меры по выходу из кризиса? За счёт большинства жителей Украины (как это происходит сейчас) или же за счёт государства и олигархов, которые сосредоточили в своих руках огромные средства, в том числе из государственной казны и госбюджета. В первую очередь это должно происходить за счёт олигархов и государства. Механика процесса видится такой: те деньги, которые сегодня направляются через Национальный банк, через инвестиционные программы правительства, должны идти не на поддержку банков и структур, близких к финансовым учреждениям, а на конкретные производства, конкретные отрасли, которые вовремя пополняют бюджет. Если мы направляем эти деньги по национальным программам под патронатом и жёстким контролем Верховной Рады на конкретные предприятия, то, с одной стороны, сохраняем рабочие места, когда у людей есть зарплата, есть отчисления в госбюджет, с другой – люди тратят эти деньги, которые таким образом находятся в обороте, что в данных условиях очень важно для украинской экономики.

- Каким образом будет осуществляться упомянутый контроль?

- Очень просто: создается специальная комиссия, принимается государственная программа по финансированию и чётко через Национальный банк эти деньги идут целевым назначением; всё просчитывается до копейки. Следующий момент: в этой ситуации правительство должно контролировать рост цен, не допуская неоправданного их повышения, ибо большинство людей не в состоянии сейчас справиться с этим. Необходимо принимать достаточно жёсткие решения, направленные на то, чтобы именно государство было не сторонним наблюдателем  тех процессов, которые происходят в экономике, а активным игроком и регулятором этих процессов. Ну, и, наконец, государство для того, чтобы создать стабилизационный фонд в это непростое время, государство должно на этот период (подчёркиваю: именно на этот период) ввести внешнюю монополию на торговлю зерном и государственную монополию на торговлю табачными изделиями и алкоголем. Если мы так поступим, это позволит нам привлечь необходимые средства в госбюджет для выполнения всех социальных обязательств. Вот вкратце основные и первоочередные меры по выходу страны из экономического кризиса.

- Считаете ли Вы конституционную реформу 2004 года жизнеспособной?

- На мой взгляд, эта реформа вполне жизнеспособна, а вот политики, которые должны были её осуществить, – элементарно неспособны. И они не проводят её в жизнь с конкретной целью, поскольку эта реформа по большому счёту предполагает, с одной стороны, установление парламентской республики, с другой – расширение полномочий местных советов и местных органов власти и ослабление президентской ветви власти. Тот или иной политик видит себя в президентском кресле и, безусловно, он хотел бы иметь максимальные полномочия – по типу тех, которыми обладал Леонид Кучма, т.е. практически неограниченные. Потому-то эта реформа буксует.

- Ну, теперь-то она так или иначе должна будет соотноситься с  теми изменениями, которые (в том или ином виде) всё-таки будут внесены в действующую Конституцию...

- Безусловно. Сейчас нет ни одной политической силы, которая не ратовала бы за расширение полномочий местных органов власти и местных советов, с тем, чтобы они могли назначать собственные исполкомы. Сегодня практически нет политиков, которые не выступали бы за чёткое разграничение полномочий президента, парламента и кабинета министров, за создание вертикали власти, которая начиналась бы от районного центра и шла бы далее – до самого верха.

- Украине приятно, что с некоторых пор её политическую систему считают вполне демократической и противопоставляют российской. Когда в России перестали выбирать губернаторов, а стали их назначать, это стало расцениваться как очередной шаг в сторону авторитаризма. Но в Украине губернаторы не избирались вовсе, а указами президента назначаются даже главы районных администраций...

- Существующая у нас система характерна наличием видимости демократии, а не истинным её проявлением. Механизмы функционирования власти в Украине непрозрачны и недемократичны по своей сути. Страна, в которой абсолютно всё решают большой бизнес и большие деньги, по определению не может считаться демократической, даже если при этом наличествуют внешние атрибуты демократического устройства.

- Вы  за пропорциональную, мажоритарную или смешанную систему выборов?

- Я за пропорциональную систему и вот почему. Мажоритарная система в наших условиях себя не оправдала. Мы имели разгул кланов, когда они буквально скупали округа. Было не столь важно, как проголосовали избиратели, важнее было то, как подсчитали голоса.  В конце концов мажоритарная система дискредитировала себя в глазах всего народа. Если  у нас не будет пропорциональной системы, то тогда нам следует забыть о настоящих политических партиях с ясными и чёткими политическими программами. В нынешнем состоянии практически очень нелегко найти отличия в программах партий.  Пока есть угроза существования партий в виде бизнес-проектов, которые будут направлены на решение проблем в своих интересах, а не в интересах избирателей. И главное – некому будет нести ответственность за то ли иное политическое решение. При пропорциональной системе избиратель должен голосвоать не столько за людей, не за первую пятёрку списка, сколько за конкретную программу, которая обязана быть конкурентоспособной. Но на местном уровне, пожалуй, следует возвратиться к мажоритарной системе, когда каждого кандидата в депутаты люди знают что называется в лицо и когда с него можно спросить.

- Вы за президентскую, парламентско-президентскую или парламентскую Украину?

- Я за парламентскую систему. В нашей многонациональной, поликультурной стране да ещё в переходный период такая система более эффективна. А абсолютную неэффективность президентской системы мы видели  что называется невооружённым глазом. И здесь дело не в персоналиях (Кравчук, Кучма или Ющенко). Никто из них ни одной важной государственной проблемы – ни во внешней политике, ни в экономике, ни в гуманитарной сфере – с помощью института президентства не решил. Он становится средоточием коррупции, очагом дестабилизации: Кравчук воевал с Плющом, Кучма – с Лазаренко, Ющенко – с Тимошенко, и мы наблюдали и наблюдаем сейчас, как это приводит к хаосу в высших эшелонах власти.

- Вы за однопалатный или двухпалатный парламент?

- Создание двухпалатного парламента – это шаг к федерализации. И мы должны задать себе вопрос: а готова ли Украины в состоянии серьёзной разобщённости и дезинтеграции пойти на федерализацию? Ведь когда нет доверия практически ко всем институтам власти – к правительству, президенту, парламенту, местным органам, когда в наличии существенное расхождение по поводу не только нашего общего будущего, но и прошлого, идти на провоцирование искусственной федерализации – это риск просто потерять страну в нынешнем её виде. Впрочем, рано или поздно мы к этому придём, но прежде должны пройти определённый эволюционный путь.

- Оптимален ли состав комитетов Верховной Рады (ведь некоторые из них носят явно ситуативный характер)?

- Я не вижу здесь большой проблемы: каждый новый состав парламента должен сам решать эти вопросы. Но всё же в парламенте подчас происходят странные процессы. У нас хронически не выполняется законодательство по Чернобылю, существует достаточно сложная ситуация с саркофагом, а комитет Рады, который занимался этими вопросами, ликвидирован. Видимо, излишне «делятся и размножаются» комитеты, имеющие отношение к финансам.

- Каким должен быть проходной процент для партий на парламентских выборах?

- Если мы хотим эффективной структуризации нашего общества, следует поднимать проходной барьер, но делать это надо эволюционно, без излишней спешки. Наверное, оптимальным является барьер в 4,5 —5%. В дальнейшем, по мере укрупнения политических партий можно дойти до 7%. Но если волевым решением вводить высокий проходной барьер уже сегодня, то это на определённый период могло бы привести к двупартийной системе в парламенте, что не отражало бы интересов широких слоёв общества и реального расклада сил, существующего в стране. Мнение большого числа избирателей не было бы учтено вовсе.

- Что Вы думаете об административной реформе?

- Сейчас заниматься этим вряд ли целесообразно с финансовой и организационной точек зрения, поскольку существующая система завязана на судебной сфере, на системах здравоохранения и образования. Средств уйдёт немало, а результата мы сейчас не получим.

- Есть ли перспектива у многовекторности внешней политики Украины?

- Наилучшим и самым оптимальным был бы нейтральный статус Украины. Страна должна воспользоваться нейтральным статусом – фактически своеобразным мостом между Западом и Азией, между Европой и Россией – для решения своих проблем. Есть желание использовать Украину в противостоянии – скажем, России с Западом. Это всё идёт от слабости нашей внутренней.  К сожалению, благодаря последним расколам во власти мы стали не субъектом международной политики, а её объектом, которым манипулируют, двигают её как пешку большие государства в своих интересах. Я всё-таки думаю, что, вступая в те или иные межгосударственные альянсы, мы не должны видеть в этом самоцель, а прежде всего думать о последствиях участия в таких объединениях. Скажем, ГУАМ не решил тех задач, которые декларировались при его создании. Добились разве что ещё некоторой дозы раздражения со стороны России.   На внешнеэкономических связях это никак не отразилось.

- Каким образом можно придать украинско-российским отношениям стабильный и предсказуемый характер?

- Необходимо исходить из бесспорных истин: у нас общее прошлое и взаимосвязанное настоящее – экономическое и культурное, а также общее будущее.  Надо не забывать, что в глобальном мире мы конкурентоспособны, если сможем  всё-таки определённым образом объединить свои ресурсы, использовать модели интеграции, которые у нас существовали ранее. Пока же можно констатировать, что у Российской Федерации практически отсутствует обоснованный украинский вектор, а у Украины нет продуманной стратегии в контактах с РФ. До сих пор мы  часто оказывались в фарватере политики США в отношении России.   И не было внятной украинской политики применительно к России.  Поэтому тут ещё непочатый край работы. Этот вектор должен базироваться на традициях и положительных моментах, которые были в нашей общей истории, но основой этого должны быть обоюдный прагматизм и даже выгода. Тогда многие проблемы последних лет в украинско-российских отношениях отпадут сами собой.  Вспомним о тех сложностях, которые были между странами старой Европы и которые отошли на задний план в условиях разумной интеграции.

- Культура в Украине пребывает сейчас в крайне запущенном состоянии. Какие принципы (а не псевдопатриотические призывы) должны быть положены в основу новой культурной политики в стране?

- Главным должно быть не отторжение и изоляция от всего мира, не претензии на культурную неповторимость и ссылки на великое наследие прошлого. Истинное богатство нашей гуманитарной сферы – это мультикультурность Украины. Украинская культура и язык переживали тяжёлые времена, но все преследования и запреты не смогли поколебать их развитие: скажем, украинская классическая литература второй половины позапрошлого века – тому убедительный пример. Надуманные рассуждения по поводу того, что  украинская культура не выдержит конкуренции со стороны, скажем, российской, безосновательны.

- Что Вы можете сказать о современных издержках нашей монументальной пропаганды?

- Эта сфера у нас часто становится заложницей достаточно спорных исторических моментов, по которым наше общество не имеет однозначных оценок. Здесь определяют чаще всего волевые и очень дорогостоящие  решения  в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. И это в то время, когда в бюджете практически отсутствуют средства для украинского кинопроизводства, музейного дела, сохранения и реставрации существующих исторических объектов.

- Можно ли отдельными достижениями наших спортсменов (многие из которых большую часть времени проводят за рубежом) прикрыть печальное состояние, в котором сейчас пребывают массовое физическое воспитание?

- Опасно, что во многом утеряна связь с традициями подготовки спортсменов высокого уровня, совершенно разрушена  система детско-юношеской физкультуры и спорта. Доступ юным дарованиям на спортивные площадки практически перекрыт из-за дороговизны пользования ими. Отсюда – ранний алкоголизм среди  подрастающего поколения, наркомания, проблемы здоровых призывников в армию. Непонятно при этом, зачем существует такое ведомство, как министерство семьи, молодёжи и спорта. Вспомним и об угрожающей демографической ситуации в Украине, которую не изменить в лучшую сторону без кардинальных  мер государства в сфере физкультуры и спорта.

- Когда вы декларируете свой патриотизм, Вы на самом деле являетесь гражданином Украины или просто работаете украинцем?

- Я вообще никогда не говорю о своём патриотизме и не делаю, как многие мои коллеги по депутатскому корпусу широковещательных заявлений по этому поводу. Можно являться в сессионный зал в вышиванке и призывать с трибуны любить Украину. А потом, выйдя из здания Верховной Рады, отправиться заключать сделку о выгодном приобретении (часто с нарушением законов) солидных земельных участков, недвижимости, предприятий. Кстати, мне не стыдно ни за один законопроект, который я готовил, и ни за одно голосование. Это, с моей точки зрения, и есть мерило патриотизма.

- Что следует предпринять, чтобы система взимания налогов стала надёжным фундаментом для создания социальной составляющей государства?

- Самое главное в налоговой системе – это справедливость в фискальной системе. Справедливый налог — это налог, который налогоплательщик в состоянии заплатить и при этом нормально жить, развивать своё дело. Еще одна особенность: в налогообложении не должно быть уравниловки: необходима прогрессивная шкала выплаты, когда процентная ставка налога должна возрастать с ростом богатства. Другая важная деталь: общество должно знать, на что идут налоги. Приоритеты – здравоохранение, пенсии, образование, строительство социального жилья, физическое воспитание и спорт, культура.  

- Считаете ли Вы реальным при нынешних средствах распространения информации понятие «информационное пространство Украины»? Почему у нас упорно не хотят принимать во внимание здравый смысл и никак не могут вспомнить о печальном (и провальном) советском опыте борьбы с «чужой» информацией?

- Запретительные меры не могут дать ничего позитивного. Реакция  потребителей информации будет совершенно обратной.   Я – сам родом из Львовщины и знаю состояние в западных областях с изучением украинского языка. Оно не вызывало опасения. Но вот недавно я побывал на Ивано-Франковщине и Ровенщине.  И с удивлением обнаружил, что среди части молодёжи там стало наблюдаться странное для тех мест явление. Агрессивные методы  агитации за  употребление исключительно  украинского языка вызвали протестную реакцию: кое-кто из юношей и девушек стал демонстративно говорить по-русски, хотя прежде этого не делал.  Если же говорить об информационном продукте, то он будет востребован лишь тогда, когда будет производиться на высоком уровне. Вот и весь секрет. Тогда отпадёт необходимость в отключении российских телеканалов. А двуязычие ещё никогда никому не вредило. В ХІХ веке просвещённое российское (и украинское ) дворянство сплошь говорило и по-русски, и по-французски. И почему-то это не привело к упадку российской словесности и русской литературы...