dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Интервью Интервью с народными депутатами Украины Аллой Александровской, Сергеем Храповым и Евгением Царьковым (фракция Компартии Украины)

Интервью с народными депутатами Украины Аллой Александровской, Сергеем Храповым и Евгением Царьковым (фракция Компартии Украины)

Интервью с народными депутатами Украины Аллой Александровской, Сергеем Храповым и Евгением Царьковым (фракция Компартии Украины)

В начале марта группа народных депутатов Украины по межпарламентским связям с Сирийской Арабской Республикой посетила эту страну, события вокруг которой внушают серьезные опасения. Украинские парламентарии рассказали об этой поездке.

- Какими были ваши первые впечатления?

Алла Александровская:

- Сразу же хочу заявить: те, кто сейчас называет себя оппозицией, на самом деле являются самыми что ни на есть вооруженными бандформированиями. Я бывала в Сирии дважды, причем в первую мою поездку в 2005 году ничто не предвещало того, что там происходит сейчас. Тогда я воочию убедилась, что Сирия – это страна с древнейшей историей и культурой.

- Чем, кроме этого, Сирия важна для Украины?

- Прежде всего, экономическими связями. Сирийско-украинские экономические отношения по объему больше, чем сирийско-российские. В минувшем году наш товарооборот составил более 1 миллиарда долларов. Если сейчас Сирия подвергается сильнейшему давлению извне, то это, понятно, скажется и на этом показателе. Да и на культурных связях. Разумеется, всё это не может нас не тревожить. Наша поездка была вызвана, прежде всего, этим. И в её ходе мы пришли к выводу, что освещение сирийской ситуации западными СМИ не соответствует действительности. Гражданская война возникает тогда, когда общество предельно расколото. Этого нет в Сирии. Там действительно есть бандформирования. И есть еще одна особенность: в Сирии нет нормально охраняемых границ. И через них потоком идут оружие и наркотики. Группировки, которые этим занимаются, зарабатывают большие деньги. Поэтому все попытки правительства навести порядок не приводят к успеху. Да, в стране немало проблем: высока безработица, низкие доходы населения. Но при этом государство старается регулировать цены на продукты питания, на медикаменты, на дизельное топливо.

- Как на ситуацию в стране реагирует население?

- Нужно учесть, что в стране длительное время правящей является партия БААС, которая немало делает в сфере социальной защиты населения. Действовавшая в Сирии конституция гарантировала этой партии большинство в парламенте.

- Ситуация знакома нам по советским временам...

- В обществе бытует мнение, что однопартийная система – это плохо, и президент Асад, и партия БААС подвергались критике. Признаться, в мой прошлогодний приезд я была несколько удивлена тому, что президент Сирии сам предложил внести изменения в Основной закон. А потом пришли к выводу, что необходимо принимать новую конституцию, которая уже в этом году была вынесена на референдум. В ней, кстати, введено и положение о том, что средства массовой информации отныне будут принадлежать не только власти, но и частным собственникам. Другими словами, президент и государство поступаются частью своей власти. Этого не хотят те самые вооруженные формирования, которые финансируются из-за рубежа, а подготовка их идет за пределами Сирии.

- Всё это похоже на ливийский сценарий...

- Хуже всего то, что меры силового воздействия на Сирию намереваются протянуть через ООН. Пока что этому противостоят Россия и Китай. Положительным можно считать и визит специального представителя ООН Кофи Аннана. Он встречался с сирийским президентом и сформулировал основные принципы, которые должны привести к урегулированию ситуации в Сирии.. Один из них – безусловное прекращение огня. Но лидеры вооруженных группировок об этом не хотят и слышать. Такой подход не может стать основой для урегулирования.

- А как можно расценить сообщения о фактах убийств мирных жителе, в частности, женщин и детей? И о том, что президент не собирается смягчить режим?

- Давайте вспомним, что минувшей осенью президент Сирии пошел на серьезные реформы. Разве диктатор может вести себя подобным образом? Те силы, о которых мы говорили, стремятся посеять хаос и «повесить» ответственность за это на власть. Террористы не ограничиваются тем, что пытаются запугать население, а тиражируют вымыслы о зверствах власти за пределами страны.

Евгений Царьков:

- 6 марта мы были на приеме у спикера парламента и в это время по телеканалу «Евроньюс» (во французской версии) прошла информация о том, что на центральной площади Дамаска произошли массовые волнения. Но гостиница, в которой мы жили, расположена именно там, и я в это самое время фотографировал фонтаны. И никаких волнений почему-то не наблюдал. Тот видеоряд был взят из хроники двухлетней давности, а сопроводительный текст был с начала до конца придуман. Мы потом не раз гуляли по улицам Дамаска, но никаких признаков стычек или беспорядков не встречали. Кстати, в городе Хомс, где орудовали радикалы, нашли обломки беспилотных самолетов, которые, как известно, в Сирии не выпускаются и на вооружении сирийской армии не состоят. Откуда они появились там?

- Каковы в Сирии межконфессиональные отношения?

- Там не было практически столкновений на религиозной почве. Это – страна веротерпимости. Христиане (а их там примерно 10 процентов от общего количества верующих) чувствуют себя вполне комфортно. Правда, в последнее время сюда пытаются проникнуть ваххабиты, и это грозит концом межконфессионального мира.

Сергей Храпов:

- В зарубежных СМИ сирийская ситуация представлена в крайне искаженном виде (Украина в этом смысле, увы, не является исключением). Протоиерей Захарий из Киево-Печерской лавры, который был в Сирии вместе с нами, сказал: «Я смотрел в глаза сирийцев и вновь убедился в том, что глаза людей не могут обманывать. Надо побывать здесь, чтобы удостовериться во лжи тех, кто пытается ввергнуть эту страну в состояние хаоса». Должен сказать, что нас смущает позиция, которую занимают украинские власти: события в Сирии никак не комментируются. Молчит администрация президента, никаких комментариев не слышно из уст официальных представителей нашего внешнеполитического ведомства.

- А почему в составе вашей группы лишь представители фракции Компартии? А что же другие?

- На наши предложения никто не откликнулся. Все чем-то важным были заняты. А скорее всего не хотели взглянуть на сирийские события непредвзято или попросту боялись.