dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 01 Мая 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Интервью Інтерв'ю з народними депутатами України: Андрієм Шевченком (фракція БЮТ-Батьківщина) та Юрієм Болдирєвим (фракція Партії регіонів)

Інтерв'ю з народними депутатами України: Андрієм Шевченком (фракція БЮТ-Батьківщина) та Юрієм Болдирєвим (фракція Партії регіонів)

Андрій Шевченко (фракція БЮТ-Батьківщина) та Юрій Болдирєв (фракція Партії регіонів)

Реакція парламентарів на щорічне послання Президента: критична і виважена

А.Шевченко

- Ваші загальні враження від почутого?

- Загалом від щорічного послання Президента очікують відповідей на два головні запитання: по-перше, в якому стані перебуває країна, по-друге, куди ми нині будемо йти. Я би виставив негативні оцінки “незадовільно” по обох позиціях. Я не почув адекватної оцінки тому стану, в якому перебуває країна. Якщо нам Президент розповідає, тобто в тексті його послання йдеться про те, що в нас почалася нова хвиля реформ, про наші перші результати, то мені здається, що це є абсолютно неадекватною оцінкою справжнього стану.

- Але ж нова хвиля реформ і справді розпочалася. Інша річ — хто і як їх оцінює.

- Стрімко зростають ціни, криком кричать громадянське суспільство, бізнес. Але навіть більше мене бентежить — я не побачив у посланні чіткого плану дій на майбутнє. Не виділено пріоритетів, які б дали нам змогу зробити нам якісний ривок, який справді Україні конче потрібний. Одне слово: я би сказав, що ми почули таку аморфну, нецікаву доповідь , що для мене особисто дала мало матеріалу для роздумів.

- Ну, це ж не доповідь загалом. Послання — це трохи інший жанр...

- Послання може існувати у формі доповіді. І, зрештою, мене обходить жанр того, що ми почули. Важливіша суть. Дивно, що Президент не зважає на думку людей, які його обрали, і забуває, що мусить мати спільне з людьми бачення вирішення проблем, які існують.

- Тобто жодного позитиву Ви в посланні не почули?

- Я почув чимало симпатичних декларацій загального плану, які нагадують радянські часи. І все.

- І все ж таки: чи лишаються надії на поліпшення ситуації?

- Я вірю у майбутнє нашої країни — попри всі негаразди.

Ю.Болдырев

- Что бы Вы выделили в послании Президента?

- Мы (и вся Украина) услышали вполне здравые, вполне своевременные предложения. Я, прежде всего, обратил внимание на подходы к взаимоотношениям с Евросоюзом (а это – острый вопрос). Президент предложил новую формулу «три плюс один». Имеется в виду, что существующие договоренности России, Беларуси и Казахстана будут приводиться к консолидированной форме договоренностей и с Украиной. Я думаю, что эта формула будет учтена во время переговоров 12 апреля с премьер-министром Российской Федерации Владимиром Путиным. И еще одна очень важная тема была затронута в послании. Виктор Янукович говорил, что мало используется научный и инновационный потенциал. Это в высшей степени актуально, потому что у нас давно назрел вопрос: сколько еще можно торговать сырьем, агропродукцией и тем, что производится при использовании наших недр? Торговать надо не мозгами в чистом виде, а тем, что эти мозги могут производить. Необходимо препятствовать выезду ученых с опытом и молодых перспективных людей за пределы Украины. Причем не силовыми методами, как это было в советское время, а экономическими. Давать этим специалистам работу здесь и создавать им все условия.

- Сейчас наиболее остро обсуждаются социальные проблемы, и это объяснимо.

- Знаете, социальные  аспекты не теряют своей остроты никогда. Даже тогда, когда экономика на подъеме и достаточно высок уровень благосостояния, все равно острота социальных баталий не очень-то угасает. Когда есть, что делить, желающих делить становится всё больше. И наоборот – когда экономика на спаде, общество переживает социальную апатию и социальное напряжение как правило меньше. Поэтому в социальной напряженности нет ничего удивительного. Вспомним, что в СССР социальной напряженности в явном виде не было до 1989 года, когда Горбачев сказал, что уже можно. Вот тогда социальное напряжение выплеснулось на поверхность  виде шахтерских забастовок. И с тех самых пор общество ни разу не отказывалось от таких методов разрешения социального конфликта. Вот, совсем недавно мы наблюдали учительские пикеты под Кабмином. Двадцать пять лет назад это было ново и привлекало всеобщее внимание. А сейчас это стало рутинным, все понимают, что такие явления – это обычная практика рыночного общества, где всякая социальная группа через механизм социального диалога пытается привлечь внимание. Если такой диалог не носит мирный характер, прибегают к массовым акциям протеста.

- Какие темы гуманитарной сферы в послании Президента  Вы бы отметили?

- Прежде всего – реформу образования. Мне кажется, Президент таким образом косвенно защитил министра Дмитрия Табачника. На которого в последнее время обрушился буквально шквал обвинений. Большинство этих обвинений – совершенно необоснованные. Табачник инициирует верные меры. Скажем, закрытие малокомплектных школ. Это, понятно, очень острый вопрос, но ведь такие школы закрывались в разные времена (в пору «оранжевой власти» в том числе). Дело всё в ухудшении демографической ситуации в стране за последние десятилетия.

- Сейчас у нас при обсуждении этой острой проблемы всё ставится с ног на голову: считается, что закрытие некомплектных сельских школ приведет к исчезновению самих сел. Но ведь именно процесс постепенного вымирания некоторых сёл приводит к сокращению жителей в них, старения населения там и резкому снижению рождаемости. Как следствие - в таких школах практически исчезает приток учеников.

- Эти процессы происходят во всем мире. И везде проблему пытаются решать с помощью школьных автобусов. Финансировать такие автобусы – это обязанность нашей власти. А если учесть качество дорог в сельской местности, то одновременно необходимо думать и об этом. И если с общеобразовательными школами необходимо действовать взвешенно и крайне осторожно, то в отношении высшей школы решительные меры просто крайне необходимы. Ни для кого не секрет, что необузданное увеличение количества вузов привело у нас к совершенному обесцениванию самого высшего образования как такового. И рост количества таких вузов никак не связан с потребностью страны в специалистах, а тем более – специалистов крайне низкого уровня.