dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Україна - Румунія - Молдова Проблема Приднестровья, как зеркало украинской внешней политики

Проблема Приднестровья, как зеркало украинской внешней политики

Проблема Приднестровья, как зеркало украинской внешней политики

Политика Украины по отношению к проблеме Приднестровья полностью вписывается во внешнеполитические традиции официальных властей украинского государства всех лет независимости, невзирая на то, кто занимает пост Президента страны. Впрочем, традициями это назвать нельзя. Для традиций, во-первых, слишком мало времени, а от советского наследия принято открещиваться, как от чумы. А, во-вторых, способ действия отечественных властей и, в частности, внешнеполитического ведомства наиболее точно определяется термином «условные рефлексы».

Заключаются эти «условные рефлексы» в стремлении удовлетворить интересы всех крупнейших игроков на международной политической шахматной доске, и в первую очередь США и Европейского Союза. К сожалению, современная международная политика больше напоминает не интеллектуальные соревнования, а джунгли, в которых действует старое «право сильнейшего».

И нынешний президент не слишком отличается от своих предшественников в способе и манерах отстаивания интересов Украины, соблюдение которых происходит по остаточному принципу. Такая политика уже привела к тому, что в качестве жертвы выступает и сама Украина. Стремление «быть хорошим» для всех или преступная доверчивость, и не исключено, что еще более преступная личная заинтересованность отдельных ключевых политиков, уже  принесла Украине территориальные потери. Украина потеряла 80% спорных территорий шельфа острова Змеиного, которые по решению Международного суда в Гааге перешли Румынии. Произошло это лишь из-за того, что на президента Украины под порядковым номером «3» упоминание слова «Эвропа» и однокоренных с ним действовало, как звуки флейты на крыс в известной сказке – он также терял волю… Потеря части шельфа о.Змеиного была вовсе не обязательна. Рассмотрение территориальных споров в Международном суде в Гааге происходит лишь по согласию всех сторон конфликта. И если бы претензии Румынии по поводу шельфа о.Змеиного Украина просто проигнорировала и отказалась бы от проведения разбирательств, суд вообще не состоялся бы! Но, Ющенко, как президент Украины в тот момент, решил пойти навстречу «дружественным соседям» и заранее согласился «на любое решение международного суда», так как «Украина стремится придерживаться европейских норм». Этот факт можно рассматривать как государственную измену.

Румыния же не останавливается на достигнутом. Она искусственно перекраивает фарватер в устье Дуная и требует передачи ей острова на Дунае на основании ею же внесенных изменений.

В отношениях с Румынией Приднестровье для Украины могло бы сыграть роль весомой козырной карты. В те времена, когда рушился Советский Союз, и происходил кровопролитный конфликт на территории Приднестровья, Украина вполне на легитимных основаниях могла поднять вопрос о возвращении приднестровских земель в состав уже независимого украинского государства. Приднестровье населяют примерно в равной численности украинцы (28,8%), русские (30,3%) и молдаване (31,9%) и около 7% представители других 35 национальностей – всего около 518 тысяч человек. Из них более 200 тысяч имеют паспорта граждан Украины, т.е. около 40%. Как показывают результаты референдума (17 сентября 2006), даже этнические молдаване-жители Приднестровья не горят желанием интегрироваться в Молдову, учитывая навязчивую идею руководства Молдовы стать частью Румынии – 94,6% населения проголосовало против интеграции с Молдовой.

При правильной организации процесса и при наличии политической воли у руководства Украины, в Приднестровье была возможность организовать «народное движение» и сформировать «мнение народа» за объединение с исторической родиной – Украиной. И в этом процессе важно не действительное объединения Приднестровья и Украины, а само наличие «народного движения» и возможности формирования общественного мнения, влияние на мнение «мирового сообщества», а в первую очередь – на руководство Румынии, воспринимающее Молдову, как территорию, которая в ближайшее время войдет в состав румынского государства.

Принимая во внимание откровенно агрессивные настроения значительной части румынского политикума , которые нельзя воспринимать лишь как заявления частных лиц, то можно ожидать дальнейшего давления на Украину и выдвижения дальнейших территориальных претензий к Украине. Чего стоят такие заявления, как сделанные председателем партии «Великая Румыния», депутатом Европейского парламента от Румынии Корнелием Вадимом Тудором: «Украина является искусственным государством, которое необходимо держать под контролем международной общественности с участием России»; «Подписывая с Украиной договор о границах, Румыния держала в уме, что сама Украина - проект неокончательный, а значит, возможно все»; «Мне не нравится, что в результате пакта Молотова - Риббентропа мои румынские братья и сестры - заключены в украинской тюрьме. Украина своровала территории чужой страны. И никто не может заставить меня уважать страну, которая не уважает международные законы».

В этом случае, приднестровская проблема могла бы дать значительный запас для маневра украинской дипломатии.

Но Украина самоустранилась от решения этой проблемы, полностью игнорирует интересы той части своего народа, которая оказалась на территории Приднестровья вследствие развала СССР. Хотя более 20 тысяч украинских и русских беженцев нашли приют и защиту в Украине во время вооруженного конфликта начала 90-х годов.

Вместо того, чтобы усиливать экономическое взаимодействие с Приднестровьем, Украина в одностороннем порядке возводит кордоны на радость молдавским и румынским властям. Выполняя, не понятно чью, волю.

Оппоненты такого решения проблемы часто замечают, что «Украина не может себе этого позволить, так как у самой есть потенциальные проблемы в Крыму». Как показывает современный международный опыт в решении территориальных и этнических конфликтов, никто и никогда не принимает во внимание прецеденты, а проблемы разрешаются лишь по «праву сильного» - как это происходит в Косово, как это продолжается в Республике Сербской в Боснии и Герцеговине, на Кипре, в Южной Осетии и Абхазии, в Карабахе и т.д. – то, что позволено творить косовским людоедам  – создавать государство на чужих землях, вопреки здравому смыслу, элементарной логике и нормам международного права, запрещено на своих исторических территориях сербам в Боснии, абхазам и осетинам.

Фактически, международного права более не существует, оно было убито НАТОвскими бомбами в 1995-м в Боснии и в 1999-м в Сербии и Черногории. Вторжения американцев в Афганистан и Ирак уже происходили в мире, где закон имеет значение не больше, чем тост «за мир во всем мире».

Поэтому необходимо решать проблемы по мере их поступления. И никаким образом не связывать трудности в Румыно-Молдаво-Приднестровско-Украинских отношениях с проблемой Крыма и пр. Если у кого-то из «сильных мира сего» возникнет желание разжечь пожар в Крыму, то это будет сделано. И, будет сделано, совершенно невзирая на то, как Украина ведет себя по отношению к приднестровской проблеме. А выданные румынские паспорта жителям Буковины могуг сдетонировать гораздо мощнее, чем паспорта граждан Российской Федерации, имеющиеся у российских граждан и несущих службу в Севастополе.

Приднестровье могло бы стать тем буфером и той отсрочкой, которая позволяет отодвинуть «линию фронта» от своих границ.

Основным гарантом в обеспечении интересов страны может выступать мощная армия. Бездарно и преступно разбазарив преимущества, которые давал третий в мире ядерный потенциал, уничтожив стратегическую авиацию, разорвав во времена правления Ющенко производственные и научно-технические связи с Россией, Украина продолжает деградировать в области обеспечения своей безопасности, начав уничтожать в конце ноября 2010 года последний вид высокоточного ракетного вооружения, оставшегося ей в наследство от СССР – ракеты «СКАД». Украина  выбрала вариант уничтожения ракет вместо модернизации: за уничтожение заплатило правительство США, настояв на таком варианте, а модернизацию нужно проводить на свои средства. И никого не волнует, что создать подобное оружие в таком количестве Украина уже попросту не в состоянии. А государству, армия которого «непобедима» процентов на 8-10, очень сложно аргументировано отстаивать свои интересы. Как известно, доброе слово и кольт всегда звучали убедительней, чем просто доброе слово.

Приднестровский опыт «нерешения» проблем не дает возможности международной общественности с уважением относиться в Украине и к ее интересам на политической карте мира. Все уже привыкли, что в Украины нет своих интересов. А для своей «хаты с краю» Украине скоро придется искать «пятый угол».