dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Украина и Россия Необходимость создания новых условий экономической жизнедеятельности на экономическом пространстве Украина-Россия

Необходимость создания новых условий экономической жизнедеятельности на экономическом пространстве Украина-Россия

Рыжов Владимир Леонидович

В эйфории бурной глобализации абсолютно забыли, что это лишь экономическая её форма и что бизнес, вырвавшись из национальных традиций добропорядочности и правил приличия, способен вернуться к «дикому» капитализму в мировом масштабе. В странах же (кроме Китая), куда пришли западные компании, понятия о социальной значимости бизнеса и правил приличия его ведения не было вообще.

Экономическая глобализация, не ограниченная пропорционально своему шествию по планете адекватной, а может быть – и опережающей, всеобщей моральной составляющей, породила человеческие существа без стыда, совести и чести.

Глобализация оказалась избирательной, обеспечивающей некоей «элите» возможность чудовищного накопительства ради бессмысленной роскоши и извращённого расточительства при бедности и даже нищете значительно большего числа людей.    

Сегодня мало интересны те или иные заключённые контракты между украинскими и российскими компаниями. Это просто текущие события.

Значение имеет лишь определение – что будет на выходе из кризиса в России и Украине.

Давайте рассмотрим исходные данные для того, чтобы определиться – где есть точки соприкосновения между украинской и российской экономикой с целью исправления диспропорций в каждой из них.

К моменту распада СССР, Украина, по мировым меркам, считалась индустриально развитой страной. Слаборазвитой была только лёгкая промышленность. Но до 40% индустрии Украины – это был военно-промышленный комплекс. Безусловно, это был перекос. Но, в то же время, это был колоссальный потенциал из высококвалифицированных рабочих, техников и инженеров. Не секрет, что оборонные предприятия в мире выпускают более 70% гражданской продукции. В Украине – около 20%.

Развитие производства товаров для населения должно было идти не по пути «изобретения отечественного велосипеда», а с привлечением к организации производства фирм с зарекомендовавшей себя потребительскими свойствами иностранной продукции, используя потенциал военно-промышленного комплекса.

Конверсия же «отечественного разлива» была безнадёжной с самого начала. Да и в последние годы, по выражению политолога А. Ермолаева «главный упрёк нашей олигархии – близорукость в использовании ренты от своей "старой индустрии". Был шанс за последние несколько лет "войти" в новые отрасли, стимулировать развитие производств с высокой добавленной стоимостью. Пожадничали, не успели, увлеклись властью, недооценили глубину глобального кризиса».

Зайдите в магазины промтоваров, хозтоваров или на вещевые рынки – там 80%, это импортная продукция.

Именно власть инициировала совершенно экономически бесцельную приватизацию металлургических предприятий и горнообагатительных комбинатов, облэнерго и облгазов. Всё это делалось под лозунгом, что частный собственник лучше государственного управленца. Идея применить тантьему к госуправленцам не прошла.

Тантьема - (фр. tantieme) - дополнительное вознаграждение, выплачиваемое в виде процента от чистой прибыли высшему руководящему составу, директорам и руководящим служащим предприятий, фирм, компаний, различных акционерных обществ, банков и пр.

Но ведь и частный собственник, как правило, не сам управляет предприятием или банком, а нанимает управленцев и устанавливает им дополнительное вознаграждение.

Единственной целью такой приватизации было наполнение бюджета. Всё остальное – словесное прикрытие.

По уму, надо было бы в первую очередь приватизировать машиностроительные предприятия и предприятия лёгкой промышленности с обязательным условием наладить выпуск конкурентоспособных товаров народного потребления. Тогда не было бы такой зависимости от рынков металла, нефти, газа и прочего сырья и такого провала во внешней торговле, внутренний рынок не пострадал бы так от финансового кризиса. Пример тому – Китай, Турция, Польша.

Базовыми секторами экономики (не путать с бюджетонаполняющими!) являются энергетика, транспорт, связь, продовольственный и финансовый сектор. Именно здесь в момент кризиса должно быть сосредоточено внимание Правительства – не дать им развалиться. Не исключено, что для этих секторов на время кризиса должно быть введено госрегулирование. Мало того, надо спрогнозировать, а какими эти сектора экономики должны быть на выходе из кризиса и уже сейчас предпринимать определённые меры.

Заботясь о будущем, Правительство должно инициировать развитие инновационной деятельности. При каждом техническом, аграрном или медицинском ВУЗе должны существовать инновационные компании, как малые или средние предприятия. ВУЗам надо разрешить через такие инновационные компании заниматься научно-проектным и внедренческим бизнесом, как это делается во всех развитых странах мира. Должен быть наконец принят закон о действительно приоритетных направлениях развития и по работам, в границах этих приоритетов. Правительство должно страховать инновационные риски для получения финансирования той или иной инновационной компанией. Всё это уже опробовано, вошло в практическую жизнь и не даёт сбоев ни в Европе, ни в Америке, ни в Японии.

В первую очередь инновационные компании должны заняться освоением импортозамещающей продукции и энергосбережением.

Правительство должно ввести разграничения в малом и среднем бизнесе. Одно дело «купи-продай», совершенно иное – малый и средний бизнес в индустриальном, аграрном, медицинском товаропроизводстве. И совершенно иное – малый бизнес в сфере услуг.

Они разные и подходы в налогообложении должны быть разные. Нельзя приравнять торговлю на рынках с ремонтом бытовой и иной техники. Нельзя сравнивать кафе с медицинской лабораторией. И так далее.

Что же будет значимым на выходе из кризиса в Украине?

Если в Украине производится «Кольчуга» и «Зоопарк», то это значит, что в радиолокации мы находимся в авангарде мировой науки и производства.

Мы разрабатываем и производим уникальные гидравлические и гидроэлектрические силовые приводы и агрегаты.

Разрабатываем и производим турбины для атомных и гидроэлектростанций.

Разрабатываем и производим тяжёлое оборудование для заводов, портов, рудников и шахт.

Всё это понадобится, как только мировая экономика начнёт выходить из рецессии.

Конечно, понадобится и примитивный стальной прокат, но ещё больше будут нужны новые материалы и сплавы.     

Поговорим и о наукоразвивающих секторах экономики – самолётостроении, авиамоторостроении и оборонной промышленности.

В принципе, Боинг, Аэробус, Локхид, Эмбрайер и Бомбардье могут обеспечить весь мир самолётами для пассажирских и грузовых перевозок. Для того, чтобы выжить, фирмам «Ильюшин», «Антонов» и «Туполев» надо потеснить в конкурентной борьбе названные зарубежные фирмы. Как говорится, самолётами торгуют президенты, то есть, национальный протекционизм здесь достаточно высок. В США и Европе существует множество отлаженных каналов нерыночной поддержки самолётостроения.

Есть господдержка и в России, и в Украине. Только она неструктурированна. А потому использование господдержки предприятиями неэффективно, если не коррупционно.

А в российско-украинском авиастроительном сотрудничестве сыплется ещё и политический мусор в авиамоторы и суются политические палки в шасси.

Так вот вместе загубили великолепный проект Ан-70. Немцы довольны. Вместо нашего Ан-70 в небе будет летать их А-400Т.

Я не вижу, чтобы в России и Украине правительства создавали новые условия экономического хозяйствования. Пока из бюджета и золотовалютного запаса затыкаются социальные дыры и покрываются долговые обязательства.

Если правительства России и Украины ожидают возврата к прежним условиям хозяйствования в режиме неолиберализма, то понятно, почему они так себя ведут.

Но тогда не стоит прилагать никаких усилий – в том числе и здесь, сегодня.     

Не устану повторять: - да, банковская система – кровеносная система экономики. Но не кроветворный орган! Реальные деньги образуются не там. Реальные деньги появляются от продажи произведённой в стране продукции.

Ныне покойный американский экономист Хайман Мински настаивал на социализации банковской системы, как единственно возможной формы стабильного капитализма, основанного на высоких темпах потребления, совместимых с растущим и процветающим промышленным частным сектором. Ныне экономисты признают справедливой его теорию финансового кризиса.

Я не устану писать, говорить и настаивать на том, что без установления правопорядка Украина не нужна даже собственным гражданам, не говоря уже о других государствах.

Так уж устроен человек, что для него важны такие причинно-следственные связи, как неизбежность наказания за преступления и вознаграждения за добродетели.

В силу того, что добропорядочность отношения государства к своим гражданам основательно разрушена, первое, с чего надо начать, насколько возможно, восстанавливать моральность власти.

К тому же, и украинский, и российский бизнес не ощущают своей социальной значимости и ответственности и потому ведут себя примитивно варварски.

О добропорядочности просто не стоит и говорить.

Я думаю, что пока экономики Украины и России, да и не только их, не покинут «Скотный двор» по Оруэллу, говорить о том, как и чем мы будем полезны друг-другу через 4-5 лет просто так невозможно. Надо обеспечить моральность власти и бизнеса, а учёным определиться – что будет на выходе из кризиса. Может ли кто гарантировать, что нынешняя власть пойдёт на нужное и выгодное взаимодействие?

Ну, кажется, наука и высокотехнологичное производство Украины и России так переплетены, что совместная инновационная компания просто просится к созданию.

Но такая компания ближайшие 5-7 лет дохода олигархам не принесёт, а значит создана не будет. Хотя и в России, и в Украине высокотехнологичные отрасли стали слабым звеном.

Потенциал есть, порядочности нет.

А текущему сотрудничеству между фирмами России и Украины пока нужно просто не мешать.