dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Legatus opinio Интервью с Послом Венгрии в Украине Андрашем Баршонем

Интервью с Послом Венгрии в Украине Андрашем Баршонем

Интервью с Послом Венгрии в Украине Андрашем Баршонем

Языковые трения не должны сказаться на венгерско-украинских отношениях

- В конце ноября прошлого года Государственное собрание Венгерской Республики (т. е. парламент Вашей страны) выступил с заявлением, озаглавленным достаточно длинно:  «В связи с ситуацией, сложившейся в сфере политики по отношению к национальным меньшинствам, имеющей место в Украине, касающейся венгерского национального меньшинства и дающей повод для беспокойства». «На территории Украины, – говорилось в заявлении, – идет постоянное ущемление прав национальных меньшинств на обучение на родном языке, церковные школы с венгерским языком обучения лишены государственной поддержки, созданы искусственные административные барьеры для издания книг на венгерском... Политика страны, в частности, отмена возможности сдачи вступительных экзаменов в вузы на венгерском языке, делает невозможным существование сети учебных заведений с венгерским языком обучения». Судя по всему, это заявление не родилось спонтанно, а проблема сдачи экзаменов и тестов стала лишь последней каплей, переполнившей чашу терпения венгерского парламента?

- Предыстория этого заявления не столь уж длинная. Когда министром образования и науки Украины стал господин Вакарчук (а еще до этого ваша страна взяла курс в сфере образования на внедрение болонской системы), было решено, что билеты для вступительных экзаменов и тесты, которые одинаковы по всей стране, должны быть исключительно на украинском языке. Вообще-то проблема носит двойственный характер. В некоторых школах (не только в Закарпатье, но и в других местах компактного проживания национальных меньшинств) в школах и лицеях большинство предметов изучаются на родном языке. В частности, это имеет место в Закарпатье, где проживает примерно 170 тысяч венгров. Но этот регион харатерен еще и тем, что там украинский язык не является основным для большинства населения.

- Это ведь исторически сложилось...

- В том-то и дело. Эта область до конца второй мировой войны не принадлежала ни Советскому Союзу, ни – до этого – Российской империи. А после войны в школах многие предметы изучались на русском языке и на «материнском» языке, т. е. на венгерском. В период политических изменений начала 90-х годов употребление украинского языка там было ограничено. И до недавнего времени особых проблем вроде бы не было: для выпускников венгерских школ вступительные экзамены в вузы принимались на венгерском или на русском языках – по выбору абитуриента.

- Но это касалось только вступительных экзаменов?

- Разумеется. После поступления абитуриент должен был обучаться на том языке, на котором велось обучение в том или ином вузе. И, например, те закарпатские венгры, которые поступили в украинские вузы —скажем, в Киеве или во Львове, они прекрасно понимали, что в дальнейшем будут обучаться на украинском языке. Но проблемы ведь возникали не в ходе обучения: с недавних пор школьники, которые в течение десятка лет обучались на венгерском или русском, на вступительных  экзаменах оказывались в неравных условиях с теми, кто изучал украинский, и, понятно, мало кто из них мог успешно сдать вступительные экзамены.

- Дискриминационный момент тут явно присутствовал?

- Вне всякого сомнения. Но когда появилось решение министра Вакарчука, венгерская общественность (и в Закарпатье, и в Венгрии), понимая, что в Украине преподавание на государственном украинском языке прописано законодательно, все же обращала внимание на то, что мгновенно всё переменить невозможно, а следует вводить перемены поэтапно. Ведь те школьники, которые сейчас изучают украинский язык, начиная с 8-го или 9-го классов, не в состоянии освоить его за полтора=два года на таком уровне, чтобы успешно – по сравнению с теми, кто изучает язык с первых классов, – сдавать вступительные экзамены или тесты. Поэтому мы предлагали ввести переходный период, подготовить переводы тестов на венгерский язык, и 2009 году такую временную схему удалось внедрить. Но с выходом приказа министра Вакарчука, такой вариант был поставлен под угрозу запрета и срыва. Практика показала, что обучавшиеся на венгерском языке в течение 8-9 лет не в состоянии сдавать тесты на украинском.

- А достаточно ли в Закарпатье квалифицированных преподавателей украинского с тем, чтобы обеспечить качественное обучение резко возросшего количества школьников украинскому языку?

- Вот вам вторая проблема, которую, по нашему мнению, с налёту не решить. Но это – обязанность украинского государства.

- И, видимо, такие педагоги должны в равной мере владеть и украинским, и венгерским языками.

- В этом тоже определенная сложность, требующая времени. Поэтому мы и предлагали переходный период. Но согласия с украинской стороны не получили.

- А по каким каналам вы общались?

- В минувшем году наш премьер-министр дважды письменно обращался премьер-министру Украины Юлии Тимошенко, но ответа не было. Правда, новый министр иностранных дел Украины Петр Порошенко в декабре пообещал в скором времени решить проблему. Но решительных действий не было. Мы предлагали провести дискуссию министров образования наших двух стран, но украинская сторона на это не пошла. Согласия удалось достигнуть лишь на дискуссию экспертов, а уже затем – на уровне министров. Сейчас договариваемся о сроках проведения дискуссии экспертов.

- А о каком количестве выпускников школ идет речь?

- Эта величина составляет примерно 30-40 тысяч человек. Но на самом деле не все они намерены поступать в вузы. Уточню: абитуриенты могут сдать свои выпускные экзамены и на венгерском языке, но это не будет принято в качестве вступительных экзаменов. Повторяю: мы не подвергаем сомнению необходимость изучать украинский язык в венгерских школах, но нынче ситуация такова, что мгновенный переход нереален.

- Коснемся еще и такого аспекта: острота проблемы усилена еще и тем, что по времени заявление парламента Венгрии совпало с разворачиванием предвыборной президентской кампании в Украине.

- В последнее время это было видно, как говорится, невооруженным взглядом. Например, Виктор Янукович на встрече с избирателями Закарпатья достаточно недвусмысленно высказался по этому поводу; при этом он имел в виду дискриминационные моменты не только по отношению к венгерскому языку, но и другим – русскому, румынскому. Виктор Янукович пообещал, что в случае выигрыша им президентских выборов, он будет настаивать на выполнении Украиной своих обязательств, предусмотренных международными нормами – в частности, теми, которые ваша страна взяла на себя при вступлении в Совет Европы. Кстати, я тогда был в составе Парламентской Ассамблеи Совета Европы. И хорошо помню все детали вступления Украины в СЕ. Что же касается Юлии Тимошенко, то, реагируя на вопрос депутата Верховной Рады Александра Кеменяша из фракции БЮТ (он сам из Закарпатья), она буквально в канун выборов дала поручение министерству образования и науки разработать тесты на языках национальных меньшинств.

- Но здесь, видимо, сказалось то, что в первом туре выборов именно в Закарпатье Янукович существенно выиграл у Тимошенко, и она решила во что бы то ни стало наверстать упущенное (хотя незадолго до этого во Львове и в некоторых других пунктах Западной Украины премьер-министрзаявляла, что единственным официальным языком может быть только украинский)?

- Я это оставлю без комментариев.

- Но уже весна не за горами, а там и вступительная кампания в вузах...

- На мой взгляд, решение не может быть простым. В этом году было бы разумным вопросы для тестов делать и на венгерском, и на русском языках для тех школ, которые и в прошлом году работали по этой схеме. Ведь тогда не было никаких обострений, тем более что на протяжении последних лет украинско-венгерские отношения развивались вполне нормально.

- Но венгерские парламентарии в своем обращении напоминали, что неоднократно обращали внимание Украины на дискриминационную политику и безуспешно предупреждали о негативных последствиях ущемления прав национальных меньшинств.

- Все-таки надеюсь, что в последующие недели эксперты двух стран уладят все противоречия с тем, чтобы в мае-июне  всё для абитуриентов прошло нормально. Если есть политическая воля, проблему решить несложно. Думаю. при наличии тестов на двух языках и ответов по-украински проблема будет снята. Особенно это касается тестов для таких дисциплин, как математика, где, изначально не поняв терминологии, трудно дать верный ответ.

- За то время, что Вы работаете здесь послом, -- оставим в стороне языковую проблему, – какой была динамика отношений между двумя нашими странами?

- Практически у нас политических разногласий или противоречий нет.

- Да и не было вроде бы?

- Не было, нет и не предвидится.

- Таких, к примеру, как с Румынией...

- Ничего похожего. В течение тех трех лет, что я нахожусь в Украине в качестве посла, двусторонние отношения на самом высоком уровне не омрачались ничем. Венгрия поддерживает стремление Украины к евроинтеграции. Мы предлагаем вашей стране помощь и содействие  в виде опыта перехода от социалистической модели к рыночной экономике. Полтора года назад мы подписали договор о безвизовом обмене жителей приграничных зон в Восточной Венгрии и Закарпатской области. Товарооборот между Украиной и Венгрией в докризисный период возрастал на 20% ежегодно. В 2008 году он достигал 4 миллиардов долларов США. Функционирует свыше тысячи совместных предприятий в формате среднего и малого бизнеса.

- А есть приоритетные отрасли?

- Назову прежде всего металлургию. «Индустриальный союз Донбасса» является владельцем крупного предприятия в городе Дунауйвароше, которое работает по стандартам Евросоюза. Там разрабатывают и внедряют новые технологии, которые находят применение и за пределами Венгрии. Нельзя не упомянуть и фармацевтику: в Украине все знают медикаменты всемирно известной фирмы «Гидеон Рихтер». К сожалению, в Украине остаются очень сложными административные процедуры. Но наше сотрудничество уже имеет свои  традиции, и мы преодолеваем сложности. В том числе и политическую нестабильность в Украине. Вот поэтому-то нас удивили языковые сложности, возникшие, как мне кажется, из ничего. Тем более что постоянно развиваются двусторонние связи не только с Закарпатьем, но и по линии городов-побратимов Херсона и Залаэгерсега, Симферополем и Кечкеметом.

- И культурные связи...

- Будущий год объявлен Годом Ференца Листа, а известны связи гениального композитора и пианиста с Украиной: он жил здесь в течении полутора лет и большая любовь к Каролине Витгенштейн тоже зародилась на ваших землях, здесь Лист создавал многие свои произведения, в частности, знаменитые «Грезы любви», выступал с концертами в зале киевского Контрактового дома.

- Сейчас совершенно ясно, что можно ожидать определенных перемен в определении места Украины в системе координат международных отношений, в частности, европейских. Не будем скрывать: это связано с устранением некоторой напряженности украинско-российских отношений. И в этом заинтересованы страны Европейского Союза, имея в виду и роль Украины как транзитера энергетического сырья.

- Думаю, все извлекли урок из событий годичной давности, связанных с газовым кризисом. Венгрия тогда ведь тоже ощутила пагубность всякого рода конфликтов в топливно-энергетической сфере. Наша страна заинтересована не только в развитии многообразного сотрудничества с Российской Федерацией, но и в стабильности украинско-российских отношений. Хотелось бы надеяться, что это скажется и на ускорении евроинтеграции Украины. Ведь налицо то внимание и понимание, с какими в странах Евросоюза реагируют на инициативы российского руководства в сфере экономики и гуманитарных проблем, и это идет только на пользу всем участникам интеграционного процесса.