dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 28 Июня 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Legatus opinio Интервью с Послом Королевства Норвегия в Украине Олавом Берстадом

Интервью с Послом Королевства Норвегия в Украине Олавом Берстадом

Интервью с Олавом Берстадом, послом Королевства Норвегия в Украине

Опыт Норвегии: роль государства в экономике должна быть существенной

- Насколько и каким образом опыт Норвегии как страны с высокими экономическими и социальными стандартами может быть использован в Украине? И есть ли нынче приоритеты в норвежско-украинских отношениях?

- Формальные приоритеты как таковые отсутствуют. Вроде бы нет отдельных соглашений или договоренностей, но, думаю, что мы все заинтересованы в активизации экономических отношений и, в частности, торговли между двумя странами. А вообще-то как Норвегия и Украина, так и другие европейские  государства, должны всегда рассматривать как приоритетные проблемы безопасности, а также европейской интеграции. Поскольку Норвегия и Украина не являются членами ЕС, в каком-то смысле эти задачи у них общие.

- Но пока Украина и Норвегия выступают, выражаясь фигурально, в разных весовых категориях (имеются в виду не размеры территории и численность населения, а прежде всего уровень и качество жизни), вернемся все-таки к вопросу использования Украиной норвежского опыта.

- Здесь самое важное то, насколько Украина и её экономика интегрированы в экономику соседних стран. Норвегия интегрирована в систему мировой торговли на протяжении последних шестидесяти лет, и этот процесс шел у нас с акцентом на повышение социальных стандартов населения страны. При этом мы старались гармонизировать наши отношения не только с северными соседями, но и с европейским сообществом в целом. И очень важно, чтобы эти процессы сопровождались совершенствованием национального законодательства. Возникает вопрос: почему Норвегии удалось добиться успехов в этом направлении? Здесь важную роль играла и играет система организации общества. Именно стабильное гражданское общество смогло добиться низкого уровня коррупции. Для Украины эта проблема является едва ли не самой определяющей. Нельзя не сказать и о налоговой системе, которая в Норвегии отработана давно и не подвергается, как у вас, непрерывным изменениям (при этом далеко не всегда в лучшую сторону).

- Видимо, сыграло роль и то, что у вас рыночная экономика развивалась естественным образом в отличие от Украины, где переход на рыночные рельсы произошел спонтанно и по большей части непродуманно?

- В течение длительного времени основой экономики Норвегии было очень сильное государственное влияние, Особенно это наблюдалось после второй мировой войны, когда настал период быстрого и интенсивного восстановления практически во всех сферах экономики. И до сих пор, в отличие от многих развитых стран Европы, это государственное влияние сохраняется. И важно, что государственные компании сотрудничают с частными и потому не являются черными дырами для субвенций. Наш опыт говорит о включении в управление компаниями профсоюзов, представителей работников. И еще одна немаловажная деталь: в Норвегии постоянно увеличивалась обязательная квота в управленческом секторе для женщин (сейчас она составляет 40%). Отмечу еще и строгое следование экологическим стандартам, и здесь контрольная функция государства в промышленной сфере соблюдается исключительно жестко.  Все предписания такого рода никогда не остаются на бумаге.

- Увы, у нас доминирует точка зрения о неэффективности государства как собственника. И процесс всеобщей приватизации и распродажи государственного имущества зашёл слишком уж далеко...

- Это происходило и происходит до сих пор, особенно в странах с так называемой переходной экономикой. Норвегия в этом смысле является исключением...

- Счастливым исключением?

- Наш уровень развития экономики свидетельствует о том, мы счастливо избежали издержек безудержной и бездумно приватизации. Для нас важно не то, кто является владельцем предприятия, а как имущество управляется. Высокий уровень менеджмента одинаково необходим и в государственном, и в частном секторе. И там, и там эти менеджеры должны быть хорошо образованны и хорошо мотивированы.

- Общеизвестно, что доля энергетики в экономике Норвегии высока. Украина, кроме прочих возможностей подобного рода, может значительно преуспеть в этой сфере, если перейдет от разговоров  о необходимости освоения черноморского шельфа к делу. При этом часто вредоносными для реализации таких задач бывают политические мотивы. Логично Украине было бы не только воспользоваться богатым норвежским опытом, но и привлекать норвежские компании к разработке украинских шельфовых месторождений.

- Это тем более странно, что Норвегии удалось освоить шельфовые месторождения лучше и эффективнее всех в мире. Мы с 70-х годов прошлого столетия четко проводим экономическую и технологическую политику в этой отрасли на основе тех принципов, о которых речь шла выше. Государственные структуры взяли на себя исключительные надзорные функции и выдачу лицензий на разработку месторождений, но не ограничиваются только этим, а ведут наряду с частными (в том числе и иностранными) компаниями разведку и разработку месторождений.   И такая система работает практически без сбоев.

- Украинская сторона проявляла инициативу привлечении норвежских компаний для освоения шельфа Черного моря?

- Особого интереса ни со стороны правительственных структур, ни  со стороны частных украинских компаний мы пока не почувствовали. Хотя года два тому назад наши геологические службы предлагали свои услуги, но украинская сторона не реагировала на это адекватно.

- Что можно сказать о перспективах сотрудничества в гуманитарной сфере, в области культурного обмена?

- Есть ряд перспективных программ, но пока нельзя сказать о том, что  это происходит систематически. Это сейчас происходит спонтанно и является результатом усилий частных лиц, а не государственных структур. Например, по линии коммерческих концертных организаций в Украине состоятся выступления победителя «Евровидения» Александра Рыбака и группы «Аха», норвежские музыканты участвовали в джазовом фестивале «Коктебель». Мало используется выставочная деятельность. Два года назад мы создали в Харькове украинско-норвежский центр по сотрудничеству в области культуры, проводятся конференции...

- Видимо, больше необходимо использовать потенциал давних исторических связей, которые восходят ко временам Киевской Руси?

- Несомненно, мы не можем забывать об этом: правящая верхушка во время становления Киевской Руси имела скандинавские и, в частности, норвежские корни. Затем были многочисленные династические связи. Ученые наших стран постоянно исследуют новые данные, которые появляются в результате раскопок в Украине.  Я, как археолог по первой профессии, могу вспомнить о том, как студенты из Тронхейма работали на раскопках в Шестовице на Черниговщине.  Правда, этот факт не получил пока дальнейшего развития, хотя я минувшим летом бывал на раскопках и намерен побывать там еще раз. Вообще-то говоря, знаменитый путь из варяг в греки был, если пользоваться нынешней терминологией, мощной экономической артерией. Киев тогда был транзитным пунктом, где происходил обмен товарами, а затем купцы шли в Константинополь. Разумеется, регулярно работал и обратный путь – и так четыре раза в год. Работала система, которая была выгодна как скандинавам, так и русам. Но тема не исчерпывается лишь давней историей. В годы Второй мировой войны украинские солдаты и офицеры в составе советских воинских частей внесли свой вклад в освобождение Норвегии от фашистской оккупации. Можно вспомнить и украинских горняков, работавших на концессионных угольных шахта острова Шпицберген.

- Видимо, напоследок есть смысл затронуть и такой аспект, как недавнее разграничение морских зон в Баренцевом море между Норвегией и Российской Федерацией. Это событие, казалось бы, напрямую не касается Украины, но является примером того, как в нынешних условиях при наличии доброй воли и здравого смысла возможно решать самые сложные межгосударственные проблемы, которые еще совсем недавно казались неразрешимыми.

- Такие проблемы можно успешно решать на основе действующего международного права. Но я хотел бы напомнить, что в течение длительного периода (в эпоху Российской империи, в годы Советской власти и после распада СССР) между Норвегией и Россией в разных её ипостасях практически всегда были прагматичные и добрососедские отношения. После распада Советского Союза и Норвегия, и Россия постоянно доказывали практическими делами, что у наших двух стран значительно больше общего, чем то, что нас разделяет. И был многолетний опыт, скажем, совместного управления огромными ресурсами трески, их регулирования и возобновления в обоюдных интересах. И шероховатости, которые неизбежно возникают в межгосударственных отношениях, успешно преодолевались. Хотелось бы пожелать Украине подобных успехов в решении похожих проблем с сопредельными ей государствами.