dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 30 Апреля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Круглый стол Интервью доктора социологических наук, заместителя директора Института социологии НАН Украины Николая Шульги

Интервью доктора социологических наук, заместителя директора Института социологии НАН Украины Николая Шульги

Интервью доктора социологических наук, заместителя директора Института социологии НАН Украины Николая Шульги

Вашему вниманию предлагается эксклюзивное интервью доктора социологических наук, заместителя директора Института социологии НАН Украины Николая Шульги. Это интервью продолжает работу виртуального «круглого стола» с директорами украинских гуманитарных академических институтов, а также с другими авторитетными гуманитариями Украины, на котором обсуждаются актуальные вопросы двусторонних отношений Украины и России.

Какой статус наиболее рационален для Украины?

Для Украины наиболее оптимальным сейчас является внеблоковый статус. Почему? Прежде всего потому, что любой другой вариант, связанный с присоединением к любому блоку (скажем, к Ташкентскому договору или НАТО), разделяет нашу страну и противопоставляет одну её часть другой. И на этой основе повышается риск раскола Украины. Это не голословное утверждение. Мы проводили исследования совсем недавно, в 2008 году, и ответы основной части населения во всех регионах Украины на вопрос относительно внеблокового статуса были положительными.

Какой вектор развития в условиях мирового кризиса наиболее выгоден для Украины?

На мой взгляд, ограничение выбора вектора только периодом мирового кризиса было бы не совсем правильным, поскольку вектор всё таки выбирается как стратегическая линия развития, а уже в каких-то конкретных временных рамках, когда проявляются те или иные специфические проблемы, то находят оттенки в этой стратегии, какие-то дополнительные формы поведения. Что же касается периода кризиса, то я не вижу тут принципиального отличия в выборе вектора: для Украины всегда будут выгодны добрососедские отношения с Россией, прежде всего всесторонние экономические отношения, развитие и углубление отношений в гуманитарной и духовной сфере. Это связано с нашим прошлым, с существующими близкими ментальными структурами, общими ценностями, близостью языков, с общей платформой в понимании мировых процессов массой населения. Впрочем, это не означает, что сотрудничество с Россией должно негативно сказываться на отношениях Украины с другими странами. Замечу, что, признавая наши прошлые и нынешние связи, мы более всего обязаны думать о будущем. Ведь самые крупные проблемы ближайших десятилетий так или иначе связаны с проблемами ресурсов – энергетических, сырьевых, водных, в конце концов даже воздуха. Было бы совершенной близорукостью отсоединять себя от мировой кладовой, каковой является Россия, противопоставлять себя ей. И, заметьте, такой поход для нас не является чем-то новым, а есть продолжение того, что длилось веками, начиная с той поры, когда ещё не было Российской империи (в частности, освоение Сибири). А в нынешних условиях, когда, кроме всего прочего, существует мощная инженерная инфраструктура в виде газо- и нефтепроводов, линий электропередач, сеть шоссейных и железных дорог, которые, разумеется, нуждаются в модернизации, но всё равно намного перспективнее и экономичнее, чем поиски новых путей. Сейчас почему-то всё внимание  сосредоточено на роли Украины как транзитера лишь применительно к газово-транспортным сетям, а ведь наши шоссейные и железные дороги играют такую же важную транзитную роль (кстати, и играли с давних времён).

Что на данный момент мешает развитию взаимовыгодного сотрудничества между Украиной и Российской Федерацией?

Начинать необходимо всегда со своей собственной позиции, а потом уже обращать внимание на недостатки партнёра. И если отнестись самокритично к украинско-российским отношениям, то, к сожалению, наша элита оказалась недостаточно подготовленной и неадекватной сложным вызовам в современном мире. Мы же в последние годы последовательно ухудшаем отношения с Россией. Начинается всё с отношений политических, а затем неизбежно это сказывается на экономических и гуманитарных. Если конкретизировать эти принципы, то здесь можно привести массу фактов, свидетельствующих о том, что мы поступали недружественно по отношению к России, а со стороны России шла ответная реакция, затем следовала наша реакция, и далее трудно было разобраться, кто виноват... Если посмотреть обобщенно, то наши отношения после прихода к власти Виктора Ющенко, увы, ухудшались неуклонно и дошли до того пункта, ниже которого никогда не опускались. Идёт информационная война, нередки откровенные оскорбления, и это приводит к эффекту снежного кома. Одновременно мы должны признать, что ряд стран заинтересован в том, чтобы украинско-российские отношения если не были бы враждебными, то уж по крайней мере не допускали бы сближения двух стран по разным позициям. Тогда время от времени эти страны зарабатывают определённый внешнеполитический капитал на «умиротворении». Разыгрывая украинскую карту, эти страны вынуждают к ответным шагам руководство России. Один з таких шагов – попытка втянуть Украину в НАТО. Все наши исследования показывают, что отношение населения Украины по этому поводу в своей динамике отнюдь не становится более благоприятным. Свыше трёх четвертей опрошенных выступают против вступления Украины в НАТО.

Как объективно оценить проблемные вопросы нашей истории?

(являлась ли Украина колонией в составе Российской империи? Есть ли основания обвинять РФ в трагедиях, которые пережила Украина в составе СССР (голодомор, репрессии, русификации и т.п.)? Как оценить тот факт, что свои нынешние границы Украина получила в составе СССР?)

Я бы обратил внимание на то, что часто исходят из того, что Украина была колонией России. Прокомментирую два вопроса. Первый: а какую территорию колонизировала Россия и о каком периоде времени идёт речь? Не имеют же в виду Переяславскую раду 1654 года (как бы к ней не относиться), которая касалась ограниченной территории. А дальше  речь шла о событиях, которые происходили в рамках одного государства. И в рамках этого государства шло освоение и завоевание различных регионов, которые вошли в состав нынешней Украины. Если следовать теории колонизации, то следует отказаться от всего того, что прирастало в о времена Российской империи и СССР. Точка зрения, по меньшей мере, ущербная. В связи с этим хотел бы процитировать выдержки из статьи известного социолога (его можно назвать и политологом) Иммануила Валлерстайна, которая два года назад была опубликована в философско-литературном журнале «Логос» под заголовком «Существует ли в действительности Индия?» Там речь идёт о том, как мы опрокидываем нынешние наши представления об истории. «Давайте на секунду вообразим, – пишет Валлерстайн, – что произошло бы, если бы в период 1750-1850 гг. англичане колонизировали преимущественно территорию старой империи Великих Моголов, назвав её Хиндустаном, а французы одновременно захватили бы южные (преимущественно населённые  дравидами) регионы нынешней Республики Индия, дав им наименование Дравидия. Считали бы сегодня в этом случае , что Мадрас является исконной частью Индии? И использовали ли бы мы вообще название Индия? Думаю, что нет. Вместо этого учёные всего мира строчили бы пухлые тома, где доказывали бы, что с незапамятных времён Хиндустан и Дравидия были двумя различными культурами, народами, цивилизациями, нациями … Конечно, в этом случае находились бы какие-нибудь хиндустанские ирредентисты (так назывались в конце 19 - начале 20 вв. сторонники итальянского националистического движения, ратовавшие за присоединение земель, частично населённых итальянцами и не вошедших в состав Италии при её воссоединении. - Прим. DC-SUMMIT), которые время от времени выдвигали бы требования к Дравидии во имя создания «Индии», но наиболее здравомыслящие люди называли бы их безответственными экстремистами». И далее Валлерстайн задаёт вопрос: каким образом то, что исторически произошло в период 1750-1850 гг. воздействует на то, что случилось, ну, скажем, между 6 веком до н. э. И 1750 г., который рассматривается сейчас в качестве общепринятых рамок до современного периода современной истории? Это важно, считает И. Валлерстайн, по той причине, что на оценку случившегося в отдалённом прошлом всегда влияет то, что произошло недавно. Настоящее определяет оценку прошлого, а не наоборот, как пытаются убедить нас авторы популярных нынче логико-дедуктивных аналитических схем.

Поэтому, с моей точки зрения, в подходах к вопросам, которые обсуждаются определённой частью украинской элиты, очень много лукавого. Там больше сиюминутной политики, чем желания разобраться в истории. Такие проблемы не должны быть предметом быстротекущей политической борьбы, где авторы некоторых утверждений за сравнительно короткий отрезок времени в корне меняют свои воззрения по поводу тех или иных исторических событий. Этим должны заниматься не «универсалы» от исторической или политологической науки, а крупные специалисты в чётко ограниченной научной проблематике, в тиши академических кабинетов, архивов и библиотек, а не на митингах. И пора уже покончить с идущей ещё из советских времён практикой переписывания истории и ущербной по сути тенденции изображать Украину в качестве постоянной жертвы. В этом таится огромный вред, когда целое поколение, которому внушают подобную историческую жертвенность своей страны, психологически будет не готово к созиданию и утверждению творческого начала. Образ страны-страдалицы вряд ли вызовет уважение во всём мире.

Как Вы прогнозируете дальнейшее развитие украино-российских взаимоотношений?

Очень нелегко делать подобные прогнозы, особенно сейчас. Мы находимся сейчас в такой точке, когда может продолжиться как тенденция ухудшения отношений, так и поворот к их улучшению.  Вообще-то эта проблема в большой степени зависит от другого вопроса: «Насколько устойчивой будет ситуация внутри Украины, насколько она будет политически стабильной, насколько прочным у нас будет гражданский мир, насколько адекватными будут ответы украинской политической элиты на вызовы, возникающими перед страной. Необходимо свести к минимуму амплитуду колебаний политического маятника, и это, несомненно, скажется на уровне взаимоотношений Украины с Россией. Да и с другими странами. Разумеется, неустойчивость политической ситуации в Украине – это предмет особой заботы России, поскольку это происходит у её границ. И, наоборот: если мы хотим иметь стабильное будущее, нам непременно следует поддерживать дружественные отношения с Россией.

Каким образом научная общественность Украины и России может содействовать гармонизации равноправного сотрудничесвта между нашими странами?

Перспективы в этом направлении вполне оптимистичны. Могу уверенно сказать, что украинские социологи старались не ослаблять контактов с российскими коллегами, которые отвечали нам взаимностью. Это и личные контакты (например, многие сотрудники нашего института сотрудничают с российскими коллегами), и проведение совместных научных конференций (практически ежегодно). Подготовлен и реализован один проект по сравнительному изучению политических и социальных процессов в Украине и России; на основе этого проекта выпущена книга. Мы часто проводим круглые столы с участием российских социологов. Наш журнал «Социология: теория, методы, маркетинг» активно сотрудничает с аналогичными российскими изданиями. По нашей инициативе в этом году в связи с 10-летием журнала мы провели встречу главных редакторов социологических периодических изданий Украины, России и Беларуси, причём на этом мероприятии присутствовали представители широкой научной общественности – авторов этих журналов. Периодически российские журналы предоставляют свои страницы для тематических выпусков на украинскую тематику, и стало уже обычным для наших социологов публиковаться в российских журналах. Аналогично практически в каждом номере нашего журнала выступают российские коллеги. А главное – социологи двух стран, в отличие, скажем, от историков или литературоведов, имеют более тесные контакты и широкое общее поле совместных исследований. Появившиеся недавно результаты опросов, свидетельствующие о том, что существенно большее число украинцев относится к России благожелательнее, чем россияне – к Украине, связаны прежде всего с ухудшением украино-российских отношений в последние месяцы и болезненной реакцией российского общества на позицию украинского руководства.

Какие глобальные изменения в существующий миропорядок принесут последствия мирового кризиса и каким образом это повлияет  на взаимоотношения Украины и России?

Прежде всего эти последствия скажутся на самом миропорядке, изменятся полюса влияния, мир ещё дальше отойдёт от однополярности, больший акцент будет делаться на региональное развитие. В той части мира, где расположены мы, усилится влияние и России, и Европейского Союза. Следовательно, для Украины возникнут более благоприятные условия в экономическом развитии и в гуманитарной сфере.  Кризис же приведёт к тому, что Украина, её истеблишмент осознает, что в мире усиливается борьба за доступ к ресурсам, и выработает стратегию укрепления сотрудничества с той частью мира, которая богата ресурсами. Понятно, что это прежде всего Россия.