dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Диалог Шесть лет «Революции роз»: блеск и нищета

Шесть лет «Революции роз»: блеск и нищета

Шесть лет Революции роз: блеск и нищета

Недавно примерно в одно и то же время отмечались две даты: пятая годовщина «Оранжевой революции» в Украине и шестая – грузинской «Революции роз». Схожесть в названиях не случайна. Она свидетельствует не только об ограниченности фантазии устроителей этих действ, но и об одном и том же инициирующем импульсе извне. Аналогичными оказались и неутешительные итоги: и в Грузии, и в Украине колапс экономики и полная дискредитация нынешней власти; и в Грузии, и в Украине на смену ожиданиям и иллюзиям пришло отрезвление и разочарование.

Впрочем, исходные состояния, предшествовавшие этим цветным революциям, были слишком разными. Если в Грузии революционные события были порождены полным крахом режима Шеварднадзе во всех сферах, то уж по крайней мере экономика Украины при президенте Кучме находилась в состоянии несомненного подъема, о котором нынешняя власть может лишь мечтать.

Об украинских делах пусть говорят тамошние аналитики. Мы же сосредоточимся на проблемах Грузии.

Пять лет тому назад (т.е. год спустя после прихода к власти Михаила Саакашвили) человек, знавший Грузию прежде и прибывший тогда в Тбилиси, был просто ошарашен некоторыми деталями жизни грузинской столицы. Прежде всего обилием людей, просящих милостыню прямо на улицах в центре города. При этом речь вовсе не шла об опустившихся бомжах или бродягах. Это были аккуратно, более чем скромно одетые женщины средних лет и пожилые с лицами, исполненными скорби и унижения. При этом налицо были уже признаки лругой жизни для узкого круга нуворишей: роскошные отели, богато оформленные витрины модных салонов, дорогие лимузины. Остальные должны были довольствоваться жалкими пенсиями и работой за гроши (если таковая находилась), вконец разрушенной жилищно-коммунальной системой, где центральное отопление сохранилось лишь в воспоминаниях о «советской оккупации».

Тогда новая власть пообещала в корне улучшить состояние экономики и оздоровить обстановку в стране. Правда, некоторые шаги на этом пути выглядели по меньшей мере странно: например, крупных бизнесменов задерживали и в обмен на освобождение требовали помочь режиму денежными средствами. Ожидаемого решительного притока иностранных капиталов в инновационных целях не получилось, а те средства, что поступали, как правило, просто увеличивали  до небес государственный долг. При этом существенная часть государственных расходов шла на милитаризацию страны.

В сложившейся ситуации режим все больше приобретал авторитарные и даже тоталитарные черты. Последовал ряд странных смертей политических деятелей с явно криминальным оттенком. Ряды влиятельных сторонников Саакашвили стали редеть на глазах, и они постепенно стали формировать оппозиционное движение.

Правда, с идеологией у этих оппозиционеров дела обстояли неважно, что было не так уж удивительно: ведь практически все они перешли в оппозицию не из убеждений, а просто потому что стали неугодными зарвавшемуся лидеру. И не случайно волна достаточно массовых антиправительственных выступлений на деле ничего не дала. Ведь народ, по сути, не увидел особой разницы между правящим режимом и теми политиками, кто решил вернуть себе утраченные позиции.

Широко разрекламированная свобода слова в Грузии обернулась фикцией: сплошь и рядом совершались наезды на СМИ, которые пытались быть независимыми, а те, что находились под полным контролем Саакашвили и его команды, больше напоминали плюрализм по-советски.

Многочисленные политические партии, наконец-то, стали осознавать, что их перспективы целиком зависят от того, насколько быстро в стране будет покончено с режимом Саакашвили.

Вот некоторые из заявлений оппозиционных политических лидеров, в искренность которых хотелось бы верить (если вообще можно верить политикам).

Шалва Купрашвили, председатель Радикал-демократической национальной партии Грузии:  «В начале новейшей истории Грузии с целью восстановления партийной монополии над государственной властью  и правом рапсоряжать ее собственностью группа криминалов-пратократов путем вооруженного насилия свергла национальную власть государства, упразднив при этом два опорных для политического строя параграфа Конституции, сознательно запретив всенародные референдумы для принятия новых законов или отмены старых... Законодательно парализованная судебная власть не в силах осуществлять независимый конституционный контроль, а правосудие, в свою очередь, не в состоянии обеспечить защиту частной собственности, элементарных прав и свобод человека».

Мамука Гиоргадзе, лидер Народной партии: «Власти Грузии всячески избегают участия в дискуссиях по сложившейся ситуации. Им чужды споры, сравнения разных позиций, они проводят лишь односторонние пиар-каипании».

Малхаз Гулашвили, владелец медиа-холдинга «Джорджиан Таймс», президент Центра стратегических исследований «Азри»(«Мысль»): «Три последних десятилетия смена власти в Грузии происходила путем переворотов различных масштабов. И переворот, устроенный Михаилом Саакашвили и преподнесенный как «революция роз», ничуть не лучше: законы перестали действовать, страна превратилась в авторитарное государство...Проводились массовые аресты инакомыслящих, уничтожение независимого суда, ограничение свободы СМИ... Особо следует сказать о раскулачивании бизнесменов. Деньги, которые у них изымались, поступали в некий Фонд обороны. Было собрано около полутора миллиардов «черных» долларов, которые шли на строительство грузинской армии. Однако, какая была построена армия, стало ясно после августовской войны. Экспортный же потенциал страны практически сравняли с землей, когда приняли закон, согласно которому импортируемая сельскохозяйственная продукция облагается нулевым налогом... По  причине  своего географического расположения Грузия оказалась вовлеченной в геополитическую аойну за регион. США  поддержали «революцию роз», дабы с помощью контрэлиты ослабить, перекрыть геополитические линии Россия-Армения, Азербайджан-Турция. В итоге наша страна оказалась в геополитическом вакууме».

Профессор Джимми Джалиашвили, политолог, бывший советник президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе: «В дейсвиях властей многое непонятно и не подлежит логическому объяснению. Шел обнадеживающий процесс в Южной Осетии, и вдруг за этим последовало нападение. Министр иностранных дел России Сергей Лавров не единожды предлагал оформить документ о невозобновлении военных действий. Власти отвечали, что мол, незачем, мы и так не собираемся ни с кем воевать. А теперь сами просим подписать документ и интернационализировать конфликтную зону».

Один из нынешних грузинских оппозиционеров напомнил, как отец американской демократии Авраам Линкольн в своей самой краткой в мире инаугурационной речи сказал: «Государственная власть есть власть народа, власть для народа и созданная народом». По следам демократинчских преобразований в Грузии, заметил политик, этот афоризм Линкольна можно видоизменить следующим образом: государственная власть есть власть благодаря народу, за счет народа и без народа, отчего власть и лишилась его поддержки, а система управления - регулирующей обратной связи с общественностью.