dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 22 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Проекты Диалог Пытки и изнасилование - выразительный пример «нулевой толерантности к преступности»

Пытки и изнасилование - выразительный пример «нулевой толерантности к преступности»

Пытки и изнасилование - выразительный пример нулевой толерантности к преступности

За две недели до парламентских выборов в Грузии попытки властей являть миру благостную картину демократических перемен в стране потерпели полный крах. По оппозиционным «9 каналу» и «Маэстро» были показаны видеоматериалы, свидетельствующие о том, что в тбилисской тюрьме №18 (Глданский район города) заключенные подвергаются жестоким пыткам и изнасилованиям.

При этом продемонстрированные кадры были настолько ужасны, что официальный Тбилиси не посмел подвергать их достоверность сомнению. В официальном сообщении МВД Грузии было сказано, что начальник отдела безопасности Леван Пурцхванидзе, оперативный дежурный инспектор Владимир Бедукадзе (который был уволен еще в мае 2012 года) и еще несколько лиц, находящихся под их влиянием, «нечеловечески обращались с заключенными и снимали это на видео».

Любопытно, что первую информацию о пытках в Глданской тюрьме МВД распространило 18 сентября, а упомянутые телеканалы показали видеосюжеты в тот же день. То есть, министерство, очевидно, узнавшее о готовящихся видеоразоблачениях, приняло превентивные меры, но выглядело это очень уж неуклюже. Понятно, оппозиция (прежде всего, коалиция «Грузинская мечта» во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили) знала об этих кричащих фактах заранее, ибо тут же многотысячные акции протеста прошли не только в Тбилиси, но и в других городах Грузии – в Кутаиси, Гори, Батуми и Поти. А утром следующего дня подала в отставку министр по делам исполнения наказаний Хатуна Калмахелидзе.

Разумеется, власть, очутившись в патовой ситуации, пыталась во всем обвинить оппозицию, По версии МВД, заказ на видеозаписи тюремщики получили от оппозиционера Тамаза Тамазишвили, в прошлом году осужденного за незаконное хранение оружия. Тут же Иванишвили заявил, что отбывающий наказание Тамазишвили ко всему этому не причастен. Но дело, видимо, не в этой вполне понятной словесной перепалке, а в той непреложной истине, что кричащие факты имели место и, вполне возможно, не только в одной тюрьме.

Кстати, грузинский омбудсмен (или, как его здесь называют, «народный защитник») Георгий Тугуши заявил, что неоднократно обращал внимание властей на нарушения прав человека в пенитенциарной системе страны (в том числе и в глданской тюрьме), направлял жалобы в прокуратуру, но никакой реакции на это не последовало. В докладе омбудсмена о правах человека в Грузии за прошлый год почти половина объема (несколько сотен страниц) была посвящена ситуации в тюрьмах, а также в местах предварительного заключения. По словам народного защитника, «проблема ненадлежащего обращения остается одной из главных вызовов пенитенциарной системы Грузии. Среди сотрудников укоренился синдром безнаказанности, и зачастую руководство ряда учреждений в большей степени заботится о сокрытии проблемы, нежели об ее урегулировании». Теперь и Генеральная прокуратура Грузии вынуждена признать, что помимо группы тюремщиков, которая снимала видеосюжеты «под заказ», в глданской тюрьме были выявлены «еще несколько групп, прибегавших к недопустимому обращению и, в некоторых случаях, - к пыткам».

Удивляться всему этому вряд ли стоит. Придя к власти в результате «революции роз», Михаил Саакашвили инициировал среди всего прочего широковещательную программу «нулевой толерантности к преступности». Вот его слова: «Мы объявили политику нулевой терпимости, мы должны загнать каждого в тюрьму в рамках закона. Мы добьемся того, чтобы никто не выходил с условным наказанием». Разумеется, численность заключенных после проведения такой политик выросло в несколько раз. Но переполненные тюрьмы, да еще с ужасными условиями содержания и обращения с заключенными, вряд ли могут послужить доказательством успешной борьбы с преступностью, о чем на все лады разглагольствовало нынешнее грузинское руководство.