dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Мнения экспертов Михаил Гончар: перспектива добычи сланцевого газа в Украине

Михаил Гончар: перспектива добычи сланцевого газа в Украине

Михаил Гончар

Президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» (Киев), директор энергетических программ Центра «НОМОС» (Севастополь), внештатный эксперт по вопросам энергетики негосударственного аналитического центра им. Разумкова.

Какова, на Ваш взгляд, перспектива добычи сланцевого газа в Украине? Охарактеризуйте существующие риски и возможную доходность от подобной деятельности.

Перспективы многообещающие, но не нужно забегать вперед. Нужно время - как минимум до 2017 года - для выполнения комплексов поисково-разведочных работ, чтобы дать ответ на вопрос каковы коммерчески добываемые объемы. На сегодня мы имеем дело лишь с прогнозными ресурсами, которые являются значительными. Основные залежи газа плотных песчаников сосредоточены на Востоке, на Юзовской площади, где работает компания «Шелл», а сланцевый газ - на Олесской площади, разрабатывается компанией «Шеврон».

Известны и риски, связанные с технологией гидроразрыва, поскольку она не является новой, и применяется с 1947 года. Но конфигурация рисков является отличной от рисков, связанных с добычей традиционных углеводородов. Дискуссии вокруг проблематики НТГ, как правило, не базируются на четкой категориальной базе. Разграничение понятий «вызов», «риск», «опасность», «угроза», «чрезвычайная ситуация», которые являются базовыми в теории безопасности, как правило, не осуществляется. Риск является параметром, которым можно управлять через систему риск-менеджмента. Главной характеристикой цепочки «риск» - «опасность» - «угроза» является вероятность возникновения события, которая проявляется в том, что она может случиться, а может и не случиться. Таким образом, риск является понятием тесно связанным с вероятностью. Вероятность - это частота наступления определенного события или явления, которая определяется статистической повторяемостью. В случае проектов добычи НТГ в Украине или в Европе в целом, можно говорить о том, что таким статистическим базисом для определения вероятности той или другой чрезвычайной ситуации является Северная Америка. В целом же в украинском случае, как и в европейском, в целом, речь может идти лишь о потенциальных рисках, то есть о «вероятности вероятности» наступления каких-то определенных негативных последствий .

Если же отойти от теории и перейти к практике, то риски для окружающей среды и здоровья человека при добыче нетрадиционного газа не отличаются принципиально от рисков, возникающих при разработке залежей традиционного газа. Они несколько ниже при разработке залежей газа уплотненных пород и несколько выше при разработке сланцевого газа. А вот хорошо знакомая нашей стране в течение последних двух столетий промышленная угледобыча содержит значительные риски, и мы это хорошо знаем - только не задумываемся над этим. А задумываемся лишь тогда, когда слышим сообщения СМИ о гибели горняков на шахтах, испорченную воду и ландшафт, гигантские отвалы пород (терриконы), эмиссию СО2.

Кстати, наш Центр провел исследования «Нетрадиционный газ vs традиционный уголь». Вот пару иллюстраций. За 86 млн. тонн добытого в 2012 году угля Украина заплатила 121 жизнью горняков. Когда нетрадиционный газ используется для производства электроэнергии, выбросы СО2 варьируются в диапазоне 423-535 г., что вдвое меньше угля, выбросы которого составляют 837-1130 г. на единицу продукции. Можно утверждать, что даже в условиях сравнения цикла использования угля с помощью новейших технологий и нетрадиционного газа, последний является более экологически дружественным. Производственный цикл угля предусматривает больше выбросов в атмосферу NOx, SO2, CO, ртути и вредных частиц, чем при добыче природного газа из традиционных и нетрадиционных источников.

Таким образом, переход от угля к газу уменьшит вероятность нанесения вреда человеческому здоровью. Так что будущее за природным газом, независимо от того из традиционных или нетрадиционных источников он исходит. Эра угля завершилась не потому, что его не стало, его еще хватит человечеству на сотни лет, просто прогрессирующая цивилизация требует более теплотворных и менее экологически вредных энергоресурсов.

Что же касается выгод, то на сегодня о них можно судить на примере США. В 2012 году сланцевый бум принес средней американской семье дополнительный доход в $ 1200 за счет уменьшения сумм счетов за энергию, а также снижение цен на товары и услуги. Этот доход должен вырасти до размера $ 2000 в 2015 г. до $ 2700 - в 2020 г. и до $ 3500 в 2025 г.

Нефтехимическая отрасль США получит благодаря сланцевому буму $ 100 млрд. инвестиций до 2025 года, в области будут созданы дополнительные 300 тыс. рабочих мест. Комментарии здесь излишни, цифры говорят сами за себя.

Материалы по теме: